На главную страницу

К рубрикатору «Письма читателей »

Выход (FAQ и настройки цвета)


  А. Б. Гуларян

Дело поручика Яковлева

Предисловие: Кому не нравится клоп-говорун?

 

Да, гражданин Говорун еще очень далек от совершенства. Но разве это означает, что мы должны списать его за ненадобностью? Да вы что, товарищ Фарфуркис? Или вы, может быть, способны сейчас вытащить из кармана второго говорящего клопа? Может, среди ваших знакомых есть еще говорящие клопы? Откуда это барство, это чистоплюйство? "Мне не нравится говорящий клоп, давайте спишем говорящего клопа…"

А.Стругацкий, Б.Стругацкий "Сказка о тройке".

В последнее время в отечественной фантастике лавинообразно развивается жанр так называемой "альтернативки", или альтернативной истории. Наиболее известным произведением этого жанра является, безусловно, сага В.Д.Звягинцева, начинающаяся романом "Одиссей покидает Итаку". Два романа этого цикла - "Бульдоги под Ковром" и "Разведка боем" - посвящены разработке сценария сведения "в ничью" гражданской войны, что само по себе, в обстановке лета 1920 года равносильно победе белых. Однако вместо полноценной исторической линии у В.Д.Звягинцева получился кадавр, химера, лишенная всякого правдоподобия: победа белых в 1920 году невозможна. И не только потому, что у красных было подавляющее превосходство в живой силе, и не потому, что одна губерния не может воевать с сорока девятью. Просто у большевиков был свой Проект Будущего для России, а у белых такого Проекта не было. Поэтому большинство народа пошло за большевиками (несмотря на то, что В.Д.Звягинцев это отрицает).

Прямым результатом осуществления большевистского Проекта Будущего явился и сам господин В.Д.Звягинцев с его идеями и устремлениями, и все "шестидесятничество", к духу которого он постоянно апеллирует. Поэтому, когда автор устами своего героя заявляет: "Мы из последних "шестидесятников", это тебе тоже сразу не понять, но позже узнаешь и это, но те, кого так называли, отличались своеобразным взглядом на проблемы морали и истории. Мы считали, что коммунисты не должны были победить в нашей стране - и мы исправили ошибку истории", - он просто не понимает, что "оттепель" 60-х годов ХХ века с ее прорывом в Космос, генерацией новых смыслов в науке и литературе и необычайной духовной раскрепощенностью была бы невозможна ни в Царской России, ни во врангелевской Новороссии. Ведь Царская Россия представляла собой самодостаточный традиционный социум (""Нэ трэба" во вселенском масштабе" - как сказал об Центральной Раде учитель Бачей из повести "Зимний ветер" Валентина Катаева). А описываемая В.Д.Звягинцевым врангелевская Новороссия (списанная с альтернативной октябрьской революции диктатуры Лавра Корнилова) - это голая военная хунта, лишенная какой-либо идеологии и проектности (все проекты, описанные в романах Звягинцева, принадлежат героям автора, а не реконструируемому им миру). Таким образом, позиция В.Д.Звягинцева и его героев по этому вопросу напоминает позицию товарища Фарфукиса из Тройки по Рационализации и Утилизации Необъяснимых Явлений по поводу клопа Говоруна: не нравятся им большевики - подлы, бескультурны и звероподобны. К ногтю их, пусть даже в фантастическом романе. А то, что он сам лишь производное от тех же большевиков, человек не понимает.

Разумеется, споря с концепцией того или иного фантастического романа, критик ставит себя в заведомо проигрышное положение. Все его аргументы "против" парируются одним единственным доводом "за" - ведь это фантастическое произведение. Как совершенно верно указал в одной своей статье уважаемый мною Кирилл Еськов: "Не нравится вам суворовская "Баллада о том, как сталинская Россия чуть было не завоевала мир" - так напишите свою, более непротиворечивую, а значит - эстетически более совершенную; флаг вам в руки, ребята!" Флагом над головой я не размахивал давно, с демонстраций советских еще времен, и с удовольствием займусь этим снова. В качестве флага я предлагаю свое литературное произведение с вариантом альтернативной истории, который может равно удовлетворить и ортодоксальных марксистов, и господина В.Д.Звягинцева: в нем большевики победят; но белым не надо будет уходить в эмиграцию, поскольку их не будут преследовать. Революция у меня будет развиваться не по термидорианскому, а по бонапартистскому сценарию. При этом я почти не отступаю от исторического контекста, что должно немного примирить с предлагаемой альтернативой истории профессиональных историков.

Узел № 1. Советская республика.

(Текущая реальность)

 

Империя зла - полюбишь и козла.

Новорусская поговорка.

Беседа первая

Они сидели друг на против друга - мужчина лет пятидесяти в типичном костюме комиссара, то есть в кожаной куртке, с маузером в деревянном чехле и молодой еще человек в мундире русского офицера с погонами поручика. Тем не менее, комиссар вежливо улыбался своему собеседнику.

- Итак, с кем имею честь? - речь комиссара изобличала в нем человека образованного и умеющего найти подход к собеседнику. По-видимому, ему удалось сразу взять нужный тон, поскольку его собеседник улыбнулся, и ответил:

- Называйте меня поручиком Яковлевым. Тем более, эта фамилия зафиксирована во время первого допроса в штабе вашей Тринадцатой армии.

- То есть, это псевдоним?

- Можно сказать и так.

- А не кажется ли вам, господин Яковлев, что для перебежчика вы ведете себя вызывающе. Вы фактически отказываетесь назвать себя, отказались говорить в штабе армии и потребовали встречи с членом РВС фронта. Вот вы здесь. Что дальше?

Это было сказано тихо, но таким тоном, чтобы дать понять собеседнику: шутки кончились. Молодой кивнул головой, обозначив этим самым понимание ситуации, но продолжал свою линию:

- Тем не менее, назовите себя, товарищ член Реввоенсовета фронта. Поверьте, мое любопытство отнюдь не досужее…

- Член Реввоенсовета Гусев, к вашим услугам, - старший мельком улыбнулся, - Когда-то это тоже был псевдоним, но теперь постоянная фамилия.

Глаза молодого офицера буквально впились в лицо собеседнику:

- Так. Вы из старых большевиков? Ответьте, заклинаю вас, еще на один вопрос. Это чрезвычайно важно, - поручик провел ладонью по виску, пальцы у него заметно тряслись, - Вы имеете возможность передать господину Ленину важную информацию через голову Троцкого?

С.И.Гусев усмехнулся: кому "господин Ленин" а кому "Старик". И уж кому обращаться к вождю напрямую, как не бывшему члену "Союза борьбы за освобождения рабочего класса". Можно предположить, что это тщательно, вплоть до волнения молодого поручика, продуманная провокация врангелевской разведки. Но не молокососу тягаться с профессиональным подпольщиком! Гусев был уверен, что раскроет игру врангелевца. Но для этого нужно все-таки услышать предложения так разволновавшегося господина.

- Да, я могу передать информацию товарищу Ленину, минуя все инстанции.

- Ну, мне Вас сам Бог послал, - облегченно заговорил Яковлев, - Понимаете, жизнь очень многих людей там зависит от того, что я Вам сейчас скажу здесь. Дело обстоит следующим образом…

Документ № 1.

Из шифротелеграммы от 8 сентября 1920 года члена РВС Юго-Западного фронта С.И.Гусева Предсовнаркома В.И.Ленину:

"Во врангелевской армии образовалась тайная офицерская организация с целью взорвать Врангеля изнутри и передать всю его армию Советской власти. В организацию входят 30 генштабистов, находящихся в главнейших штабах Врангеля. Организация намерена низвергнуть Врангеля и объявить его армию Крымской Красной под командою Брусилова. От русского правительства требуют действительные гарантии полной амнистии всей армии без исключения, а также соответствующее обращение Главкома. В качестве доказательства серьезности предложения Яковлев готов выдать главарей врангелевской организации, оперирующий в Советской России в целях подготовки вооруженного восстания. Временно, впредь до прибытия Брусилова командование Красной Крымской армией поручается генштаба Соколовскому - главарю заговора против Врангеля".

Документ № 2.

Шифротелеграмма от 8 сентября 1920 года Председателя СНК В.И.Ленина - Председателю РВСР Л.Д.Троцкому:

"т.Троцкий!

Это получено сегодня в ответ на мой ночной запрос о "псевдониме". Он вызван к нам сюда, и Гусев запрашивался… (лента с текстом вырвана) Гусев не возражает.

Но его сообщение о большом поражении 13-й армии архитревожно и архиважно.

По моему, надо отнестись архисерьезно ввиду всего положения и 1)тотчас запросить Главкома, 2)поставить сегодня вечером в ЦеКа… (лента с текстом вырвана) Не назначить ли Фрунзе комфронтом против Врангеля и поставить Фрунзе тотчас. Я просил Фрунзе поговорить с Вами скорее. Фрунзе говорит, что изучал фронт Врангеля, готовился к этому фронту, знает по Уральской области приемы борьбы с казаками.

Предсовнаркома Ленин".

Документ № 3.

"9.IX.1920.

Шифром.

Троцкому.

Переданные Вам от Гусева предложения Яковлева, касающиеся Крымской армии нахожу архиважными. Советую предложение принять и назначить особую проверку, а независимо от нее тотчас же изготовить обращение - манифест за подписью Вашей, Калинина, моей, Главкома, Брусилова и ряда других бывших генералов с точными предложениями и гарантиями, равно с указанием на судьбу Восточной Галиции и на рост наглости поляков. Прошу Вашего скорейшего заключения, а лучше бы Вашего проекта Манифеста.

Ленин".

Беседа вторая.

По дороге в Кремль наркомвоенмор Л.Д.Троцкий еле сдерживал гнев. Все его планы летели "вверх тормашками". Еще накануне ничего не предвещало катастрофы. Западный фронт рвался к Варшаве. Врангеля удалось выманить из-за Перекопа в Северную Таврию, фактически, на разгром. Пусть Слащев наступает пока: чем больше наступает, тем больше увязнет. Начав военную кампанию на два фронта - десант на Кубань и выдвижение в Таврию - Врангель попался в стратегическую ловушку. Вот-вот должна была начаться Мировая революция, а сам Троцкий был полон сил и оптимизма. И вдруг в одно мгновение все поменялось. Теория "коммунистического империализма" и "революции извне" рухнула. 14 августа 1920 года "блиц-марш" Тухачевского споткнулся о Вислу, когда 5-я и 1-я армия Войска Польского нанесли контрудар по 4-й, 15-й, 3-й и 16-й армиям Западного фронта, и Западный фронт, полностью вложившийся в движение, рухнул. Более того, 4-я армия командарма Шуваева была полностью разгромлена и ее части вместе с 13-м конным корпусом Г.Д.Гая и двумя дивизиями 15-й армии А.И.Корка вынуждены были интернироваться в Восточной Пруссии. Семьдесят тысяч пленных и восемьдесят тысяч интернированных! Совершенно возмутительно для судеб Мировой революции польские рабочие и крестьяне дали Пилсудскому миллион добровольцев в армию. И в тот момент, когда Троцкий пытался спасти хоть что-то, остановить откатившийся за Белосток и Брест-Литовск фронт, ему в Минск пришла копия сообщения С.И.Гусева и две телеграммы Старика, приведшие Наркомвоенмора и Председателя РВСР в состояние холодной ярости. Л.Д.Троцкий лелеял военспецов, но отставной генерал А.А.Брусилов, и его обращение "За Русскую Землю" были ему вообще неприятны. Все-таки, военспецы были для него "свои", выступившие против своего класса и корпорации, замаранные, а Брусилов оставался чужим, чистым, и обращался к таким же чистым, незамаранным. Л.Д.Троцкого, который еще в 1918 году поставил на главной площади Свияжска памятник Иуде, почти физически коробили ссылки на русский патриотизм, православие, но он ничего не мог сделать. На него давил авторитет Старика. Но примириться сейчас с белой сволочью, вместо того, чтобы покончить с ней одним ударом…

Но Гусев-то, Гусев каков! Зачем он заварил эту кашу? Поверил перебежчику? Правильно его Сталин тогда обозвал, в девятнадцатом, после сдачи Воронежа: "Стратегический петушок"! Стоп. А может быть, в этом все и дело!? Если сейчас с врангелевцами подпишут мир, Южный фронт можно двинуть на Польшу. Тогда у Гусева появляется шанс… Неплохой шанс войти в число победителей в гражданской войне. Политическая звезда Сталина закатится, а звезда Гусева взойдет. Ну что же, придется намекнуть кое-кому, что место главного стратега Красной Армии пока еще занято.

В таком настроении Л.Д.Троцкий сел в машину, не дожидаясь, пока батальон мадьяр установит зону оцепления вокруг бронепоезда, и отправился в Кремль устраивать небольшой тихий скандал.

Однако настоящего скандала не получилось. В кабинете Ленина присутствовали Главком С.С.Каменев и Председатель ЧК Ф.Э.Дзержинский, что послужило сдерживающим моментом. Поэтому внешне беседа между двумя вождями Мировой революции проходила совершенно спокойно, только время от времени "демон революции" позволял себе пускать портсигаром солнечных зайчиков в глаза Предсовнаркома и криво усмехаться.

- Я считаю все это хорошо продуманной провокацией врангелевской контрразведки, - высказал он свое мнение, - Если этот Яковлев действительно представляет заговорщиков, мечтающих капитулировать, почему же он не рассказал о планах командира Дроздовской дивизии генерала Туркула начать наступление на Синельниково при поддержке кавдивизии генерала Бабиева? - Троцкий не мог удержаться, и не блеснуть своей способностью быть в курсе всего происходящего на фронтах, - Наша Тринадцатая армия понесла огромные потери. Он что, не видел подготовки к наступлению белых? Какой же это тогда офицер?

- Одно другому не мешает, - вступился за перебежчика С.С.Каменев, - По информации Бонч-Бруевича Туркул и Бабиев проявили инициативу, не согласованную с главным штабом Врангеля, следовательно, заговорщики не могли знать об их наступлении. Кроме того, - тут он развернулся к В.И.Ленину и Ф.Э.Дзержинскому, - локальный успех Туркула заговорщикам только на руку. Они обеспечивают себе благоприятные условия для переговоров с нами.

- Вот именно, Сергей Сергеевич! - вступил в полемику В.И.Ленин, - Как раз об этом я говорил на последнем заседании Совнаркома. Добровольческие полки исчерпали свои последние силы в борьбе с пролетарской диктатурой. Их вожди это чувствуют, и готовы торговаться с нами за свою жизнь. Мы можем, и должны это использовать... Товарищ Троцкий! Мы сможем взять Варшаву, если перебросить на Запад все, что мы держим против Врангеля?

- Если снова дать покомандовать Егорову и Сталину, никаких войск не хватит, - пробурчал Л.Д.Троцкий, - Сталин вообще развалил Южную группу наших войск. Он систематически эксплуатирует трения между командованием армиями, фронтом и ставкой, доводя их до острых конфликтов. К тому же, Сталин прямо проигнорировал мой приказ ударить во фланг польских войск под Варшавой. А потом ваш, от 11 сентября, Сергей Сергеевич, - Троцкий резко повернулся к Каменеву, словно призывая его в союзники, - Три дня! Три дня он стоял, под Бродами и смотрел, как громят Тухачевского! Ему было более важно самому завладеть Львовом, чем "другим" взять Варшаву. Таким образом, если я правильно понимаю происходящее в этой комнате, - Л.Троцкий хищно улыбнулся и пустил очередного зайчика в Ленина, - мы вернулись к исходной точке, к новому Бресту, если вы готовы уже договариваться с белой мразью!

Повисла тяжелая пауза, которую прервал С.С.Каменев:

- Вы несправедливы к товарищу Егорову, Лев Давыдович, - начал он, - Александр Ильич грамотный командир. Не его вина, что приходится одновременно руководить боевыми действиями против войск помещичьей Польши и против белогвардейской Русской армии. Мы еще второго августа приняли решение выделить крымский участок Юго-Западного фронта в самостоятельный Южный фронт. Но из-за интенсивных боев с белополяками не смогли провести его в жизнь…

В беседу решил вступить молчавший до этого Ф.Э.Дзержинский. Просидев больше месяца в обозе у Тухачевского в качестве главы Польского бюро ЦК РКП (б) вместе с Ю.Ю.Мархлевским (председателем Польревкома), он имел большой зуб на "товарища" Сталина, но сейчас тактические соображения заставляли его поддержать В.И.Ленина и С.С.Каменева. Если сейчас развернуть Южный фронт на Польшу, да еще добавить к нему бывших белых, которые будут отрабатывать свою амнистию не за страх, а за совесть, то затея с Польской Советской Республикой (и ее несостоявшимся вождем) может и получиться. А Сталин и так никуда не денется…

- Я всецело разделяю чувства Льва Давидовича. Действительно, весь этот заговор может оказаться опереточной мишурой, или многоходовой комбинацией врангелевской разведки. В любом случае, через несколько часов мы все узнаем, после того, как товарищ Артузов побеседует с господином Яковлевым. Но если все, что он говорит, правда, у меня в руках, - Дзержинский повернулся к Ленину, - окажется список врангелевских приспешников в Киеве, Одессе, Харькове и у нас в Москве. Представьте, какие преимущества это нам дает.

В.И.Ленин тут же ухватился за эту мысль:

- Нужно тотчас устроить показательный процесс. Это архиважно. Не просто расстрелять эту сволочь, но и широко осветить этот процесс, показать трудящимся, кто виноват в польском разгроме.

- Как скажите, - Дзержинский пожал плечами, - лично я нахожу здесь возможность для контрразведывательной игры. К тому же быстрый и громкий процесс в Москве может оттолкнуть от нас заговорщиков в Крыму, а все мы заинтересованы в скорейшем окончании войны на Юге, чтобы перенести ее на Запад.

- Воля Ваша, Феликс Эдмундович, я вам полностью доверяю. Играйте в игры с этими предателями, но предупреждаю, что рано или поздно нам все равно придется их расстрелять.

Все сидящие в комнате хорошо поняли прозрачный намек вождя: крымским заговорщикам можно пообещать полную амнистию "в точных выражениях и гарантиях". Однако это не означает, что по истечении определенного времени этот вопрос не будет пересмотрен. Через несколько минут под составленным заранее обращением к врангелевским офицерам стояли три подписи.

Беседа третья.

Дело не горело, но уже дымилось, документ жег руки, да и разговор предстоял совсем не простой, поэтому секретарь Особого совещания при Главкоме Медянцев решил заехать на квартиру к своему нынешнему начальнику, генералу А.А.Брусилову.

- Дело не терпящее отлагательств, Алексей Алексеевич! Вам нужно подписать эту бумагу.

Брусилов пробежал текст глазами:

Документ № 4.

"Воззвание к офицерам армии барона Врангеля.

Офицеры армии барона Врангеля!

Время и опыт должны были обнаружить перед большинством из вас ту преступную и постыдную роль, которую вам навязали ваши вожди в то время как трудовая Россия истекает кровью в борьбе с польской шляхтой, которую поддерживают хищники всех стран.

Вы, русские офицеры выполняете роль вспомогательного отряда на службе польских панов. Кто вас ведет? Черносотенный немецко-русский барон, который пытался столковаться с кайзером Вильгельмом против Антанты…"

 

Брови старого генерала поползли вверх. Он считал, что за три года привык к образцам советского красноречия, но это… Брусилов заглянул в конец документа:

 

"…Честно и добровольно перешедшие на сторону Советской власти не понесут кару. Полную амнистию мы гарантируем всем переходящим на сторону Советской власти. Офицеры армии Врангеля! Рабочее-Крестьянская власть последний раз протягивает вам руку примирения".

 

Под текстом стояли подписи: Председатель ВЦИК М.И.Калинин, Председатель СНК В.И.Ленин, нарком по военным и морским делам Л.Д.Троцкий, Главнокомандующий всеми вооруженными силами Республики С.С.Каменев. Напротив должности Председателя Особого совещания при Главкоме красовалось пустое место.

- Я не могу так сразу, Иван Филиппович! Судя по всему, этот документ очень важен. Оставьте его у меня до следующего дня, я его посмотрю и обдумаю…

- Алексей Алексеевич! - Медянцев даже всплеснул руками, - Это совершенно невозможно, это очень экстренно! Все уже подписались, дело за Вами. Кстати, с Вами хотел бы поговорить по этому поводу товарищ Склянский, он Вас ждет у себя завтра в любое время.

Старик с сухим острым лицом, похожий на Дон Кихота, пожевал губами и молча поставил росчерк.

Беседа четвертая.

Генерал Алексей Алексеевич Брусилов оглядел собравшихся. Он пригласил немногих - тех, кому доверял. На него вопросительно смотрели бывшие царские генералы, а теперь трогательно лелеемые товарищем Троцким военспецы П.П.Лебедев, Г.Н.Хвощинский, А.М.Зайончковский, В.Н.Клембовский - фактические организаторы Красной Армии и ее главные стратеги. Брусилов знал, что, как и он, эти генералы перешли на службу к большевикам, оставаясь в душе монархистами. Эти люди редко виделись, но и не выпускали друг друга из поля зрения. Кредо у этого небольшого замкнутого социума было очень своеобразное: руками большевиков покончить с "этой сволочью" - кадетами, эсерами и меньшевиками, а затем свергнуть большевиков с помощью Красной Армии и, естественно, восстановить монархию. Основным заблуждением этих людей состояло в том, что они до сих пор отрицали, что армия может иметь цвет. Тем не менее, собрание у Брусилова носило конспиративный характер: встречаться явно всем вместе этим людям было нежелательно.

Поняв, что пауза затягивается, и собравшиеся ждут от него объяснений, стареющий генерал откашлялся и негромко начал:

- Приношу мои извинения за беспокойство, господа. Однако я не мог не поделиться с вами важной правительственной информации, ставшей мне известной буквально на днях. Меня вызвали в Кремль, где со мной разговаривал Склянский. Он предложил мне возглавить Русскую армию в Крыму…

Кто-то из присутствующих вскрикнул. Генерал Клембовский вскочил на ноги, но тут же сел. Выдержав эффектную паузу, Брусилов продолжал:

- Склянский мне рассказал, что в штабе и даже в войсках Врангеля происходит настоящее брожение. Что многие войска не хотят сражаться с красными, и тем более бежать за границу. Что их заставляют силой, - тут Брусилов позволил себе усмехнуться, - драться и покидать родную землю. Что состав офицеров определенно настроен против распоряжений высшего начальства.

Здесь Брусилов снова сделал паузу, чтоб отдышаться. Остальные генералы смотрели на него не двигаясь, как загипнотизированные. Брусилов продолжил:

- Он задал вопрос, соглашусь ли я принять командование врангелевской армией, если она останется в России без высшего начальства. Я отвечал ему, что очень мало склонен теперь принимать какую-либо армию, что я стар и болен. Но если это буден необходимо, - голос Брусилова задрожал, - я приду на помощь русским офицерам, солдатам и казакам постараюсь быть для них руководителем и согласовывать их действия с планами Советской республики…

Генералы разом зашевелились.

- Наконец-то! - воскликнул Клембовский, - конец братоубийству!

- А под какие гарантии врангелевские войска готовы… остаться без высшего начальства в России? - холодно глядя на Брусилова хитрыми близорукими глазками спросил генерал Лебедев, начальник Полевого штаба РВСР, лучший военный стратег Красной Армии. По мнению всех людей, близко знакомых с работой Главного Командования красных, этот человек играл при Главкоме С.С.Каменеве туже роль, что Борис Годунов при Федоре Иоанновиче. Сейчас он злился, что информация такой важности прошла мимо него.

- Полная амнистия без исключения и соответствующее обращение Главкома Каменева или самого Троцкого - ответил Брусилов.

- То есть никаких, - в тон Брусилову продолжил генерал Зайончковский, человек едкий и злой на язык, и потому чуткий на всякого рода двусмысленности. Брусилов вскинулся:

- Конечно, я поеду на юг с пентаграммой, а вернусь с крестом, - он истово перекрестился, - и силою свалю этих захватчиков и безумцев. В этом я рассчитываю и на вас, господа генералы. Если вы меня поддержите…

- То все равно ничего не получится, - отрезал генерал Лебедев, глядя в пространство - Не знаю, Алексей Алексеевич, чего больше в Вас сейчас - политической наивности или политического авантюризма? Политическая наивность, переходящая в авантюризм…

Его правая рука, генерал Г.Н.Хвощинский уже чертил на листе бумаги какую-то схему из непонятных непосвященным значков, стрелок и вопросительных знаков.

- Следует привлечь к м-м-м… обсуждению создавшегося положения так же генералов Гутора, Готовского, Новикова, Снесарева и Роттеля, - произнес наконец он, и только уловив гнетущую тишину в комнате, поднял глаза.

- Большевиков поддержало население страны, мне, как монархисту, тяжело об этом говорить, но это так, - продолжал Лебедев, - Красная Армия обеспечила целостность страны. В прошлое вернуться невозможно. Я против игр в заговорщики.

- Но, Павел Петрович, мы же пошли в Красную Армию с благословения "Национального центра" специально, чтобы не дать формироваться армии, а теперь… - начал Хвощинский, - А теперь мы можем наконец свалить большевиков…

- Мы не можем свалить большевиков, слишком поздно, - Лебедев поднялся, - Я ухожу. Оставляю за собой право противодействовать вашим выходкам… не привлекая ЧеКа, разумеется, в этом можете оставаться благонадежны… Георгий Николаевич, - развернулся он к своему заместителю, - Вы со мной?

- Я остаюсь, - упрямо произнес Хвощинский, - я три года ждал этого момента.

Лебедев пожал плечами, и вышел. Генерал А.М.Зайончковский пытливо приглядывался к Брусилову. "Старчески хитер и трусливо расчетлив, - характеризовал он про себя старого друга, - если уж он ввязался в эту авантюру… Что ж, кто не рискует, тот не пьет шампанского".

Расходились поздно за полночь. Все было обдумано, роли были распределены.

Документ № 5.

Из доклада П.П.Лебедева Предсовнаркома В.И.Ленину.

"В заключение считаю необходимым повторить основную мысль, приводящую меня к изложенному решению: одновременная борьба с Польшей и Врангелем нам успеха не дала; необходима массировка сил и средств против одного из этих противников, и именно против Врангеля".

Документ № 6.

Собственноручная записка А.А.Брусилова, составленная перед беседой с Л.Д.Троцким.

"1.Мне необходимо знать, куда будет направлена армия и что с ними приблизительно будет сделано.

2.Полная амнистия всем заключенным офицерам, не обвиненным в каких-либо тяжких преступлениях, не считая таковыми принадлежность к бывшим армиям Деникина, Юденича, Колчака.

3.Возвращение эшелонов арестованных, перевезенных с Юга на Север".

Документ № 7.

Приказ о назначении А.А.Брусилова командующим Крымской Армией.

"Совершенно секретно

Приказ

Революционного Военного Совета Республики

16 сентября 1920 года № 689 гор.Москва

Революционный Военный Совет Республики по согласованию с Главнокомандующим Вооруженными Силами назначает председателя Особого совещания при Главнокомандующем Всеми Вооруженными Силами Республики, генерала А.А.Брусилова командующим всеми войсками, находящимися в настоящее время под командованием барона Врангеля с переименованием этих войск в Красную Крымскую Армию. Приказ вступает в силу по устранении барона Врангеля от командования.

Председатель РВСР Л.Д.Троцкий

Главком С.С.Каменев"

Документ № 8.

Выписка из постановления Особого Совещания при Главкоме от 15 сентября 1920 года:

"Слушали сообщение Председателя ВЧК Ф.Э.Дзержинского ознакомившего членов ОС с информацией члена РВС Юго-Западного фронта С.Гусева получившего негласные сведения, что бывшие царские генералы, а ныне военспецы А.М.Зайончковский и В.Н.Клембовский стоят во главе белогвардейского заговора внутри РККА. В связи с этим постановили: вывести военспецов Зайончковского и Клембовского из состава Особого Совещания при Главкоме, и арестовать их в зале заседания. Передать поступившие материалы во Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем".

Документ № 9.

Приказ председателя ВЧК Ф.Э.Дзержинского - А.Х.Артузову.

"Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров.

Председатель. 16.09.20. № 1287.

Приказываю срочно поместить под стражу бывших генералов, ныне военспецов Красной Армии А.Зайончковского и В.Клембовского по обвинению в контрреволюционном заговоре. Не допускать никаких контактов с внешним миром. Допросы арестованных поручаю проводить лично вам. Ф.Э.Дзержинский".

Документ № 10.

"Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров.

15 сентября 1920 года Москва

Ордер.

Предписывается товарищу В.Стырне провести обыск на квартирах бывших царских генералов Зайончковского и Клембовского и задержать всех находящихся там лиц. А.Х.Артузов".

Документ № 11.

Расписка о сотрудничестве:

"Освобождается 14/XI Камера 35 Вх № 4102

Я, бывший царский генерал Зайончковский Андрей Мидардович признаю себя полностью виновным в предъявленном мне обвинении в контрреволюционной заговорщицкой деятельности и готов искупить свою вину добровольным сотрудничеством с органами пролетарской защиты Советской республики. Я обязуюсь информировать ВЧК о всех планах и действиях заговорщиков. Данная расписка дана мною без всякого давления и принуждения со стороны следствия, совершенно добровольно.

Зайончковский".

В текущей реальности старый генерал-монархист А.М.Зайончковский вынужден был играть унизительную для себя роль опереточного заговорщика - главы никогда не существовавшей Монархической Организации Центральной России по легенде контрразведывательной операции ОГПУ под кодовым названием "Трест". Генерал В.Н.Клембовский отказался сотрудничать со следствием, не подписал никаких бумаг и умер от истощения во внутренней тюрьме на Лубянке в 1923 году.

Узел № 2. Белый Крым (изменение реальности)

 

Ситуация становится необратимой, когда уже нельзя сказать: "Давайте все забудем!"

Правило Фергюсона.

Беседа пятая (но по хронологии первая)

Двое склонились над столом, целиком застеленным топографическими картами. Карты были испещрены стрелами, линиями, специальными знаками. Водя карандашами по верхней карте, собеседники разговаривали вполголоса.

- Какие же средства борьбы? - спросил человек в черной черкеске с серебряными газырями.

Второй, в полевой офицерской форме, но с погонами генерал-лейтенанта, задумчиво покачал головой:

- По моему мнению, их два: первое, которому я не сочувствую - это переправа на правый берег Днепра у Херсона, с прорывом туда мелких судов флота, и Александровска, - карандаш плавно заскользил по карте, выписывая сложную ломаную линию, - с тем, чтобы, заняв район Синельниково-Апостолово-Николаев угрожать Екатеринославу, а Каховскую группу взять в клещи от Александровска и Херсона и передать в наши руки правый берег Днепра, поднимая одновременно восстания, - выговаривая эту длинную тираду, генерал-лейтенант заметно увлекся, но, обратив на это внимание, заставил себя успокоиться и перешел на деловой служебный тон, - Но я полагаю, что этот план запоздал - времени для его производства не хватит, да Второй корпус стал теперь настолько небоеспособным, что задачи овладения низовьем Днепра не выполнимы, а восстания там уже ликвидированы. Поэтому второй способ, который бы я применил - это оставить в Северной Таврии только конные группы, всю же массу войск отвести в Крым, расположить по квартирам, и начать переговоры, для подкрепления которых высадить часть слишком многочисленных для Крыма войск в Одессе или устье Буга и устроить там плацдарм. Если это сделать, и вести защиту Крыма, как я ее вел в прошлом году, красные в Крым не войдут и сговорятся с нами о нашей будущности.

Генерал-лейтенант перевел дух. П.Н.Врангель давно стоял распрямившись, глядя не на карту, а на своего собеседника.

- Ну, Яков Александрович, Ваши нервы еще расстроены, Вам повсюду мерещатся опасности, которых нет, - фальшиво-участливо сказал он. В голосе чувствовалась прямая насмешка, и Яков Слащев это понял. Его щека непроизвольно дернулась, чуткие ноздри кокаиниста затрепетали.

- Дай Бог, чтобы было так. Только помните одно: кто обороняет Северную Таврию, не имея очень глубоких крупных резервов для действия по внутренним операционным линиям, всегда будет разбит. Ваши армии стоят растянутыми по фронту в несколько сот верст, и прорыв противника в одном месте приведет его к Перешейкам раньше других ваших частей, которые должны будут бежать наперегонки, спасая свою жизнь. Это я говорил еще в прошлом году Деникину, а теперь повторяю Вам.

- Ну, у Вас было мало войск, а у нас их, Слава Богу, достаточно.

Генерал-лейтенант Я.А.Слащев несколько секунд прожигал собеседника взглядом, резко боднул головой (что долженствовало обозначать прощальный наклон головы), и быстро вышел из залы. П.Н.Врангель посмотрел ему вслед, и нажал кнопку звонка.

Генерала Шатилова ко мне - сказал он появившемуся адъютанту. Через несколько дней корпус генерала А.П.Кутепова был брошен на Александровск и Синельниково. Претворялся в жизнь первый план Я.Слащева, но в более урезанном, чем у автора, виде. В сложившихся условиях это было самоубийство.

К осени 1920 года в Крыму сложились все объективные предпосылки для военного заговора против барона П.Врангеля. Всего за один год он успел восстановить Русскую армию из остатков Добровольческой, и повторить все ошибки предыдущего Главнокомандующего. Совершенно неожиданно во Врангеле проснулись интриганство и нетерпимость к чужому мнению, не так заметные, пока он сам был в оппозиции к А.И.Деникину. Взять хотя бы дикий случай с арестом 18 апреля 1920 года и судом над генералами В.И.Сидориным и А.К.Кельчевским по обвинению в поддержке донского сепаратизма в Донском корпусе, расквартированном в Евпатории (господа, где Крым, а где область Войска Донского?). Теперь Я.А.Слащев играл при П.А.Врангеле туже роль, что и сам Врангель при А.И.Деникине - конструктивной оппозиции. Чем больше знакомишься с системой отношений внутри белой верхушки, тем больше становится ясно, что белые проиграли войну в самом ее начале, из-за гибели Лавра Георгиевича Корнилова. Как и В.И.Ленин, этот человек обладал харизмой

То, что война проиграна, понимали многие высшие офицеры Русской армии и люди из окружения самого Врангеля. Например, председатель врангелевского правительства А.В.Кривошеин прямо говорил, что одна губерния не может воевать с сорока девятью. А ведь в девятнадцатом году белые на Юге проиграли, находясь в гораздо более выгодных, чем армия Врангеля, условиях: они рвались к Москве, их поддерживали Колчак, Юденич, Миллер. У белых была целая армия своего собственного "спецназа" - "цветные" дивизии: черная Марковская, красная Корниловская и белая Дроздовская, которые отдельными ротами противостояли красным дивизиям. Но это им не помогло…

Теперь же, когда с таким трудом накопленные силы были растрачены в Кубанском десанте и в штурме Каховского плацдарма, становилось ясно, что белые могут рассчитывать только на почетные условия сдачи, то есть широкую амнистию в обмен на прекращение борьбы. Альтернативной почетной капитуляции был полный разгром и эвакуация Крыма, что и случилось 17 ноября 1920 года.

Хотите узнать, какие белые батальоны первыми дрогнули на Перекопе? Полковник Сергей Германович Пушкарев в своем "Дневнике" это зафиксировал: "Два батальона дроздовцев перешли на сторону красных, предупредив предварительно своих офицеров и предоставив им возможность уйти". На самом деле все было немного не так. В последних боях в Северной Таврии Корниловская и Марковская дивизии потеряли две трети своего состава. Командир корниловцев генерал Н.В.Скоблин был ранен, командир марковцев, генерал А.Н.Третьяков застрелился, получив от Врангеля приказ об отставке за якобы допущенные ошибки. На Перекопе батальоны дроздовцев одиннадцать раз ходили в штыковые атаки против красных, и офицеров в их рядах просто не осталось. Солдаты второго батальона вынесли из-под огня смертельно раненого командира, капитана Потапова, и пошли назад в огонь, сдаваться. Так это описывает Антон Туркул: "Мне казалось, что это бред моей тифозной горячки, как идет без цепей наш 2-й батальон, как наши стрелки поднимают руки, как вбивают в землю штыками винтовки, как в воздухе качаются приклады. 2-й батальон сошелся с красными вплотную. Наш батальон сдался. Никогда, ни в одном бою у нас не было сдачи скопом. Это был конец. Люди отчаялись, поняли, что наша карта бита, потеряли веру в победу, в себя. Началось это у Знаменки, когда рухнула в кровопролитном бою не поддержанная вовремя Корниловская дивизия, и закончилось на Перекопе, когда, не веря больше ни во что, вынеся из огня своего белого офицера, сдался в последней, одиннадцатой атаке истекающий кровью дроздовский батальон".

Почему это произошло? Потому что во время буденовского прорыва с Каховского плацдарма "цветные" дивизии были задействованы не все вместе, а поодиночке. Вместо удара кулака получился тычок разведенными пальцами. И пальцы сломались. С такой самоубийственной стратегией и тактикой П.Н.Врангель перешел точку, предусмотренную правилом Фергюссона. Поэтому заговор против "черного барона" не мог не возникнуть.

Пока Н.В.Куйбышев громил на Дону десант несчастного полковника Назарова, Врангель перебрасывал войска из Северной Таврии на Кубань и снимал с должности Я.А.Слащова, а Д.М.Карбышев укреплял Каховский плацдарм, в штабе самого Врангеля обсуждали возможности и пути его отстранения от командования и условия прекращения вооруженной борьбы с Советами. И, как показала миссия поручика Яковлева, большевики благожелательно расценивали возможность немедленного прекращения войны на Юге. На первом этапе переворота заговорщики могли рассчитывать и на поддержку генералов, обиженных П.А.Врангелем. Например, Я.А.Слащов, А.С.Секретев, Е.Зеленин, И.Клочков, Тимонов в 1922-1923 гг. вернулись в Советскую Россию и в той или иной форме сотрудничали с Советской властью. Такие же настроения проявлялись у офицеров "цветных частей": командир Корниловской дивизии генерал Николай Скоблин с 1920 года был советским агентом. Генерал Евгений Достовалов, начштаба армии генерала А.П.Кутепова, сотрудничал с советской разведкой с 1923. В торжество белой идеи после разгрома под Каховкой они верили слабо. Так почему бы им не озаботиться своим будущим еще в Крыму, а не уже в эмиграции? Но заговор провалился: тайная офицерская организация, готовившая устранение Врангеля, была раскрыта врангелевской контрразведкой. Руководители организации застрелились. Послав в качестве эмиссара Яковлева к красным, и сдав им часть своей агентуры, они также перешли свою точку, предусмотренную правилом Фергюссона.

Однако все могло повернуться и по-другому. Успех или провал заговора зависел от двух человек: от генерал-лейтенанта Якова Александровича Слащева, без участия которого переворот вообще не стоило начинать; и от главы отдела врангелевской разведки, генерал-майора Николая Степановича Батюшина, раскрывшего заговор. В текущей реальности Я.А.Слащев был единственной политической фигурой, не перешедшей точки необратимости по Фергюссону. 2 августа 1920 года Слащев ушел в "добровольную" отставку "по состоянию здоровья". 2 октября М.В.Фрунзе разработал план штурма Перекопа, 17 ноября 1920 года Белый Крым перестал существовать. За это время Слащев не сделал ничего, чтобы переломить ситуацию. Весь сентябрь месяц он просидел на Ливадийской даче, в покоях бывшего министра двора Фредерикса, лечил свои "расстроенные нервы" кокаином, приводил в порядок материалы по истории защиты Крыма, принимал делегации ялтинцев, украинских деятелей и крымских татар "всех партий", забрасывал Главковерха рапортами и проектами, и так до конца не смог поверить, что его списали. Общественность Крыма недоумевала, почему он не в армии, а он ссылался на французский вопрос, избегая признаваться, что к армии его не подпускает П.Н.Врангель, "завернувший" все до единого его рапорта. Значит, рассчитывал договориться. Все рапорта Я.А.Слащева этого времени содержат подсознательный, на уровне контент-анализа мотив: "Давайте все забудем".

С кем, извиняюсь, договориться? С людьми, которые пытались выставить его перед крымским обществом сумасшедшим, возбудили против него два уголовных дела - "дело Протопопова" и "дело Шарова", якобы незаконно репрессированных Я.А.Слащевым, и, наконец, разжаловавшими его уже в эмиграции 21 декабря 1920 года из генералов в рядовые. К тому же делом Протопопова, в законности расстрела которого возникли серьезные сомнения, занимался следователь Гиршиц, который перед этим вел дело В.Сидорина и А.Кельчевского. И никаких иллюзий насчет целей его работы у Я.А.Слащева не было>.

Остается последний вопрос: могли ли заговорщики из врангелевского штаба договориться с Я.А.Слащевым? Безусловно, да. Я.А.Слащев сам два раза предлагал барону П.Н.Врангелю начать переговоры о мире с большевиками: первый раз в апреле, второй - в начале сентября 1920 года. Так что, если бы депрессия генерал-лейтенанта Слащева в сентябре оказалась легче (а дозы кокаина меньше), или если бы следователь Гиршиц нажал бы посильнее на "расстроенные нервы" генерала, то, может быть, Слащев увенчал бы собой заговор генштабистов. А за Слащевым пошли бы другие опальные генералы.

Разумеется, в планы заговорщиков не входила немедленная советизация Крыма или перекрашивание белой армии в красную. Через поручика Яковлева они могли пообещать большевикам и это, и Луну с неба. Но в практической области соглашения с Советами лежали: прекращение военных действий и амнистия участникам белого движения (Крым все равно не мог накормить и обогреть всех беженцев и войска); легитимация большевистской партии в Крыму (в противном случае это произойдет само собой, явочным порядком); присоединение к Советской России на правах широкой автономии (по аналогии с возникшей в марте 1920 года Дальневосточной республикой Краснощекова, где в конституции закреплялась многопартийность, а принципы НЭПа проводились в жизнь и до Х съезда РКП(б)); участие вместе с частями РККА в новом Польском походе (в явной надежде, что этот поход даст "советского Бонапарта").

Что же касается генерал-майора Н.С.Батюшина, который раскрыл заговор, то здесь задача изменения реальности еще проще. Мог ли он погибнуть до этого момента? Безусловно, мог. В Крыму было неспокойно. Не имея усиленной охраны, как у "черного барона" по дорогам Таврии передвигаться было просто опасно. Любой одинокий путник мог привлечь излишнее внимание "зеленых". На Кубани их называли "камышатниками", на Северном Кавказе и в Одессе - "кукурузной армией". Но в Крыму нет ни камышей, ни кукурузы, поэтому - просто зеленые. Я.А.Слащов так характеризует обстановку в Крыму: "В тылу в это время образовался целый фронт "зеленых", среди которых, конечно, было много красных. Зеленых насчитывалось до десяти тысячи человек. Они совершали набеги на разные города и благодаря сочувствию населения были неуловимы". К тому же в горах Крыма с 1919 года действовал партизанский отряд "капитана Орлова", стоявшего за большевиков. На самом деле под этой кличкой скрывались два человека - А.В.Мокроусов и капитан П.В.Макаров. Первый был политическим авантюристом, чье выступление инспирировалось крайними монархистами, второй, бывший адъютант генерала Май-Маевского, послужил прототипом для главного героя "Адъютанта Его Превосходительства".

К тому же, на третьем году гражданской войны русские люди очень легко пускали в ход оружие в личных ссорах, и даже при недоразумениях. В.В.Шульгин в своих воспоминаниях "1920" описывает такой случай: "Через несколько дней был убит начальник одесской контрразведки полковник Кирпичников. Он ехал поздней ночью. Автомобиль был остановлен офицерским патрулем. Кирпичников назвал себя. Его попросили предъявить документ. Когда он вытаскивал удостоверение из кармана, раздался залп винтовок… Всю сцену рассказал шофер, которому удалось тихонько исчезнуть… Кто был убит? Начальник контрразведки, т.е. офицер или чиновник, назначенный генералом Деникиным. Кем убит? Офицерами генерала Деникина же. Акт убийства Кирпичникова является, прежде всего, актом величайшего порицания и недоверия тому, кому повинуешься… Это весьма плохо прикрытый бунт…"

Теперь предположим, что поздним вечером 14 сентября 1920 года генерал-майор Н.С.Батюшин был убит неизвестными злоумышленниками рядом с собственной квартирой. Время и место преступления изобличали преднамеренное убийство, но виновных найти не удалось.

Через неделю после убийства Н.С.Батюшина в Севастополе произошел тихий государственный переворот. В разгаре рабочего дня несколько отставных белых генералов - Яков Слащев, приехавший из Ливадии, Сергей Добророльский, Игорь Клочков, снятые вместе с В.И.Сидориным, Евгений Зеленин, Александр Секретев, поднявшись по характерной для Севастополя крутой каменной лестнице, которые заменяют здесь улицы, вошли в особняк, занимаемый ставкой генерала П.Н.Врангеля. Стоявшие у дверей почетные часовые - казаки из конвоя П.Н.Врангеля - пытались загородить им путь, но были остановлены офицером штаба, полковником С.Я.Соболевским (Соколовским?). Заговорщики беспрепятственно прошли внутрь через небольшую приемную, обыкновенно набитую народом, но теперь странно пустую. Все вместе они вошли в кабинет барона и предложили ему добровольно сложить с себя полномочия Главнокомандующего Русской армией. Полковники Н.Климович и М.Лялин в сопровождении большой группы старших офицеров штаба разоружили врангелевский конвой. Одновременно были арестованы его начальник штаба генерал Павел Николаевич Шатилов, начальник оперативного отделения штаба генерал-майор Алексей Александрович фон Лампе, председатель Правительства юга России Александр Васильевич Кривошеин и другие врангелевские ставленники, включая П.Б.Струве, А.М.Драгомирова, М.В.Бернацкого. Всех их поместили в кабинете Врангеля под охраной генерал-майора генштаба А.Бабочкина и полковника А.Вохмина, присоединившихся к заговору вместе с Я.Слащевым, и нескольких штабных офицеров. В соседней зале на скорую руку собиралось Особое совещание, куда кроме Сергея Добророльского, Игоря Клочкова, Евгения Зеленина, Александра Секретева вошли генералы Яков Юзефович и Сергей Улагай. Присутствие же такой фигуры как Яков Слащев придавало перевороту легитимность в глазах общества и армии. Далее повторилась новороссийская ситуация - экстренно созванное Особое Совещание из находившихся в Севастополе высших военных и гражданских чинов провозгласило Верховным Главнокомандующим Русской армии генерал-лейтенанта Якова Александровича Слащова-Крымского, удостоенного этого почетного титула за беспримерную оборону полуострова зимой 1919-1920 годов.

В.В.Шульгин так описывал "белый" Севастополь лета 1920 года: "Улицы полны народом, и каким народом. Прежним и даже как будто похорошевшим. Масса офицеров, часто нарядных, хотя по новому нарядных, масса дам - шикарных дам, даже иногда красивых, извозчики, автомобили, объявления концертов, лекций, собраний, меняльные лавки на каждом шагу, скульптурные груды винограда и всяких фруктов, а главное, магазины… Роскошь витрин… особенная, крымская… и все тут, что угодно… Кафе, рестораны… Свободно, нарядно, шумно, почти весело…"

В одночасье все переменилось. После того, как известие об аресте барона Врангеля разнеслась по городу, закрылась вся торговля. Вся роскошь и все изобилие исчезли, как по волшебству. Город бурлил. По нему шли гигантские волны: народ двигался вверх, от порта, к зданию ставки. На встречу этим волнам самой разной публики - от офицеров до мастеровых шли встречные информационные волны сплетен, слухов и заявлений. Все типографии, за исключением типографии газеты "Великая Россия" Н.Н.Львова и В.В.Шульгина, спешно перепечатывали "Возвание к врангелевским офицерам" Советского правительства, а также обращение генерала А.А.Брусилова.

Документ № 12.

Из обращения генерала А.А.Брусилова к Русской армии.

"И не в первый раз Россия переживает большие потрясения. Я глубоко верю, что ее ждет великое будущее, должен вам сказать, что к старому возврата нет, в старом было столько дурного, что народ наш, значит, Ваши братья, бросились к новому правительству и поддержали его. Я наблюдал это вблизи. Разве Вы не понимаете, что иначе ничего нельзя было сделать, если бы не было этой могучей народной поддержки…

Все, знающие меня, знают, что я никогда не был коммунистом и никогда им не буду, но я подчинился стихийной воле народов, населяющих землю Русскую, и полагаю, что не ошибся. Россия, которой угрожал при Временном правительстве и вторжении чужеземцев полный распад, теперь существует! Россия, которую я люблю превыше жизни! Границы наши, несмотря на отделение некоторых окраин, все же громадны. И ныне Россию защищает Красная Армия.

…А я старик, мне ничего не надо лично для себя, но я люблю свою Родину и хочу для нее в будущем великого блага. Мои кости истлеют а земля будет процветать…"

 

Севастопольский гарнизон был поднят по тревоге. Большинство солдат благожелательно восприняли объяснения полковников Д.Житкевича и В.Оржанецкого. Идея примирения с Советами: "Штыки в землю, и по домам" - им понравилась. Бесконечная война без надежды на успех всем надоела. Крымский подпольный областной комитет большевиков (С.Я.Бабахан, П.И.Ословский, В.С.Васильев, Д.Горленко, О.Тарханов), переживший недавно четвертый осваговский разгром, пытался действовать в рабочих кварталах и спешно посылал директивы Крымской повстанческой армии А.В.Мокроусова, сформированной в августе из "красно-зеленых" отрядов.

Не так однозначно принимала известия городская публика. Сообщение о "добровольной" отставке барона Врангеля толпа встретила с энтузиазмом: новый Командующий - новые надежды. Собравшиеся на Графской пристани устроили овацию генералам Я.А.Слащову Я.Д.Юзефовичу и С.Г.Улагаю, вышедшим на балкон старого трехэтажного дома из инкерманского камня, куда "переехало" Особое Совещание. Юзефович откровенно праздновал победу над своим старым недругом, генералом Барбовичем, которого Врангель назначил вместо Юзефовича инспектором кавалерии. Теперь произошла "обратная рокировка". Улагай же, Сергей Григорьевич, один из легендарных белых генералов, был в начале сентября текущего года назначен Врангелем козлом отпущения за неудачу кубанской десантной операции.

Чуть поодаль от особняка полковник Э.П.Гильбах, примкнувший к заговору вместе со своим "патроном", генералом Я.А.Слащевым, горячо доказывал окружающим его офицерам:

- Врангель был готов кого угодно потопить ради своей выгоды! Он не терпел подчиненных с умом и самостоятельностью и не умеет держать своего слова…

Повсюду повторялась фамилия Слащева, причем не иначе, как с придыханием или прибавлением титула - "Крымский". Но выступление нового Главнокомандующего Графская пристань выслушала в полной тишине. Слащев заявил, что считает свое назначение на должность временным, поскольку видит в качестве нового Главковерха генерала А.А.Брусилова. Начало заявления было воспринято с некоторым недоумением: все знали, что с недавних пор старый генерал предался большевикам. Однако, начавшиеся в толпе разговоры о том, что престарелый генерал бежал от большевиков и уже находится по эту сторону фронта, быстро утихли после того, как Я.А.Слащев прямо с балкона зачитал свой приказ пехотным частям Русской армии отойти к Перешейку, а кавалерийским - прикрывать отход пехоты плотной завесой. Таким образом, все жертвы и достижения летней кампании сводились на "нет". Конец выступления расставило все на свои места. Оно представляло собой обращение к В.И.Ленину и Л.Д.Троцкому с предложением о прекращении огня и начале переговоров об "установлении в стране гражданского мира перед лицом польской угрозы".

Точку в этом выступлении едва не поставила пуля: один из офицеров, слушавший выступление Слащева с бледным, перекошенным лицом, выстрелил в генерала. Однако покушавшийся не сумел справиться с волнением и точно послать пулю. Толпа вскрикнула и качнулась из стороны в сторону. А на спине у покушавшегося уже висели два человека самого пролетарского вида: подпольный Крымский комитет получил через фронт однозначную директиву содействовать перевороту и беречь его руководителей как зеницу ока. Яков Слащев, не двигаясь, стоял на балконе.

- Я начинал борьбу с большевиками в Алексеевской организации, одним из первых, когда в возможность борьбы с ними никто не верил, - громко сказал он, - И я первым выступаю за мир. Вы можете меня сейчас убить. Но ни одного солдата и офицера на новую авантюру я не дам! - закончил он неожиданно звонким голосом. Слащев постоял еще, суровый и внушительный, излучавший волю. Никому больше не пришло в голову, что это мишень.

Непримиримые сторонники "войны для победного конца" спохватились, но было уже поздно. Первоначальный энтузиазм, а потом недоумение заставили их потерять драгоценное время, не позволили сорганизоваться. Свою роль сыграла и харизма Слащева. Поэтому разрозненная перестрелка, начавшаяся в городе после четырех часов дня, быстро затихла. Солдаты, увидевшие перед собой близкий мир, поддержали Особое совещание. Непонятливым или принципиальным новую политику "разъяснили" свои же товарищи. Все непримиримые офицеры были арестованы и препровождены на гауптвахту. Сам Врангель вместе с женой был доставлен на яхту "Лукулл" и посажен под домашний арест. В текущей реальности 15 октября 1921 года шедший под итальянским флагом пароход "Адрия" протаранил "Лукулл" на константинопольском рейде. При этом его нос прошел точно в районе врангелевской каюты и разнес ее в щепки. В считанные минуты яхта пошла на дно. Погибли мичман Сапунов, кок и два матроса. П.Н.Врангель, находившийся в это время на берегу, остался жив, чтобы умереть 25 апреля 1928 года от банального гриппа в сочетании с туберкулезом. Но в этом варианте реальности он находился в своей каюте и погиб. По-видимому, здесь покушение готовилось более тщательно.

 

Одновременно на фронте генералы Николай Скоблин, командир одного из элитнейших соединений Русской армии - Корниловской дивизии, и Евгений Достовалов, начальник штаба 1-й армии, арестовали своего непосредственного начальника, генерала Александра Кутепова. Командующий 2-й армией генерал-лейтенант Драценко был арестован генерал-майором Юрием Гривицким. Застрелились генералы А.В.Туркул, В.В.Манштейн (по прозвищу "Однорукий черт"), полковник Е.Б.Петерс, генерал Ф.Ф.Абрамов и еще несколько настроенных непримиримо к Советской власти офицеров. Аэропланы генерала В.М.Ткачева разбрасывали листовки текстами амнистии и перемирия над позициями белых и красных войск. Генерал А.В.Говоров, смещенный Врангелем со своего поста командир донского корпуса, срывая горло, объяснял своим донцам, что войне конец, и они скоро вернутся домой.

Поздним вечером (или ранней ночью - как кому нравится) через фронт пришло сообщение от М.В.Фрунзе о том, что генерал А.А.Брусилов выехал из Харькова в Крым литерным поездом. Так закончился этот очень долгий день.

Документ № 13.

"Приказ № 1 по Крымской армии.

Командование возложено на меня центральной советской властью, как выражение факта полного прекращения гражданской войны со стороны бывших врангелевских войск, полного их примирения со всей Российской республикой и полного их подчинения советской власти и советскому командованию. Я буду почитать себя счастливым, если вступление мое в командование вами будет означать полное прекращение гражданской войны в нашей дорогой Родине, что, в свою очередь, сразу послужит возвеличиванию мощи трудовой России, упрочению ее международного положения, росту ее экономической силы и культурного преуспевания.

Да сгинет раздор!

Да здравствует единение крымских войск со всей Трудовой Россией!

А.А.Брусилов".

Узел № 3. Второй Брусиловский прорыв

(измененная реальность)

 

Так пусть же Красная
Сжимает яростно
Свой штык мозолистой рукой!
Товарищ Троцкий
С отрядом флотским
Нас поведет в последний бой!

Красноармейская песня.

Документ № 14.

Письмо ЦК РКП (б) к партийным организациям.

"Все силы на помощь Польскому фронту!

Товарищи! Наступил один из самых решительных, и по всей вероятности, самый критический момент социалистической революции. Защитники эксплуататоров, помещиков и капиталистов, английские и французские империалисты делают отчаянную попытку восстановить власть грабителей народного труда, помещиков и эксплуататоров в России, чтобы укрепить падающую их власть во всем мире. Английские и французские капиталисты провалились со своими планами уничтожения Советской республики руками Колчака, Деникина, Юденича, Миллера и Врангеля. В настоящее время вся внутренняя контрреволюция разгромлена. Бившие наймиты международного империализма примирились с Советской властью, признав тем самым историческую правоту рабочих и крестьян.

Теперь заграничные капиталисты делают отчаянную попытку восстановить иго капитала посредством нашествия польских панов, которым они, как некогда Деникину и Колчаку, оказывают помощь офицерами, снабжением, снарядами, танками.

Все силы рабочих и крестьян, все силы Советской республики должны быть напряжены, чтобы отразить нашествие панской Польши и победить ее. Вперед, товарищи! Еще одно усилие! Путь к Мировой революции лежит через труп панской Польши!"

Беседа шестая.

- Итак, вы хотите повторить план Шлиффена: глубокий охват противника с ударом на его столицу? А не получится так, что нашим войскам придется повторить и другой маневр - "Бегство к морю", или, в данном случае, к Карпатам?

- Ваша правда, Лев Давыдович, идеи своего военного стратега немцам воплотить так и не удалось, но это была ошибка Мольтке-младшего, а не самого Шлиффена, - ответил С.С.Каменев, - Во-первых, в отличие от Шлиффена, ставящего все на одну карту, Мольтке решил перестраховаться и обезопасить себя везде. Именно такая военная идеология представляла собой для Германии наибольшую опасность, поскольку провоцировала гибельную для нее длительную войну. Во-вторых, в начале войны Мольтке сделал роковую ошибку: движение обходящей группировки настолько склонилось к югу и востоку, что Париж оказался правее правого фланга немецкой армии. Более того, ударное крыло втянулось в промежуток между Парижским и Веpденским укрепленными районами, не имея сил на прорыв, и потеряв всякую возможность к обходу.

- Что же вы предлагаете, чтобы избежать этих ошибок?

- Применить весь наш опыт гражданской войны, - вступил в разговор П.П.Лебедев, - Навязать полякам мобильную, маневренную войну. А именно: подвижные соединения кавалерии, - он начал водить карандашом по карте, - После прорыва польского фронта кавалерийские части должны пройти по тылам польских войск и смять их. Советские войска будут расположены в несколько эшелонов. Первый эшелон останется добивать окруженных поляков, второй и третий - прорываться дальше. После выхода на польские территории Восточный Карпатский кряж, прикрывающий наш левый фланг, кончится. Придется развернуть Донской корпус, обеспечивать наши армейские группы с флангов. Да и новой "Марны" мы не допустим. Я вообще против штурма Варшавы "с ходу". Это приведет к неоправданным, на мой взгляд, потерям. Нам нужно, чтобы поляки бросились спасать свою столицу. И вот тогда, на марше, примерно вот здесь, - его карандаш отметил точку на карте, - их должна перехватить наша кавалерийская группа из отборных частей конницы. И только после того, как польский фронт рухнет, и подтянутся Третья, Пятнадцатая и Шестнадцатая армии, у нас появится возможность для правильной осады и штурма Варшавы.

- Здесь, на бумаге, план выглядит очень хорошо, - Троцкий еще раз прошелся взглядом по штабной карте, - Более того, он изящен. Но он спланирован на пределе возможностей Советской республики. И "Второй Вислы", - Л.Д.Троцкий сардонически улыбнулся, - Республика нам не простит.

Повисла тяжелая пауза.

- Так значит, это чудо подготовили Брусилов и Слащев? - продолжил Л.Д.Троцкий, - И все-таки, кто из них больше?

- Истины ради, необходимо отметить, что операцию планировал Яков Александрович Слащев, - ответил С.С.Каменев, - Два генерала, старый и молодой, быстро нашли общий язык. Было бы удивительно, если бы два выпускника академии Генерального штаба не сговорились бы. Просто в возникшей связке роль генератора идей играл более молодой Яков Слащев, а роль критика совершенно естественно взял на себя более опытный Алексей Алексеевич.

- План авантюрный, и при этом точно рассчитанный… Я поддержу его на Совнаркоме и перед Советом Труда и Обороны, - подвел черту Л.Д.Троцкий.

Невооруженному глазу было заметно, как у С.С.Каменева и П.П.Лебедева расслабились мышцы шеи и плеч. Но Троцкий, не давая им опомниться, начал новую игру.

- Но план нуждается в некотором уточнении. Владимир Ильич и Феликс Эдмундович настаивают, чтобы в операции принимала участие Первая Польская Красная Армия товарища Лонгвы, хотя ее формирование не закончилось, - и, не успели лица военспецов вытянуться, закончил совсем неожиданно, - Поэтому я попросил бы вас, Павел Павлович, сопровождать меня для доклада в Кремль.

Беседа седьмая.

- А Слащев и Брусилов не будут возражать, если их план осуществят другие люди, - задал очередной вопрос В.И.Ленин

- Владимир Ильич, Брусилов слишком стар, - ответил П.П.Лебедев, - А Яков Александрович… он будет доволен тем, что его идеи востребованы. Как человек умный, он понимает, что претендовать на руководство Красной Армией ему… несколько преждевременно.

- Владимир Ильич совершенно правильно формулирует проблему, - с напором начал Троцкий, - Если не они, то кто должен командовать наступлением? Не в последнюю очередь из-за вашего сентябрьского доклада, товарищ Лебедев, мы разделили Юго-Западный и Южный фронты. Слишком поспешно, как теперь ясно… Теперь, при слиянии два человека могут претендовать на общее командование, - он специально тянул фразу, как бы размышляя вслух, - Егоров и Фрунзе. Из-за Вас нам придется теперь решать, кого оставить, а кого обидеть.

П.П.Лебедев, с которого уже сошло семь потов во время спора о целесообразности участия польских красных частей в планируемой кампании, совсем перестал понимать происходящее. Троцкий пригласил его сюда как мальчика для битья? Или с какой-либо конкретной целью? Какой? Внезапно он понял, что эти двое смотрят на него, словно чего-то ждут. И своей непревзойденной интуицией понял, чего именно

- Александр Ильич Егоров очень знающий и грамотный командующий, - Лебедев прочистил горло, - но Львова взять он не смог… Я думаю, что целесообразно назначить "Комфронта Юго-Запад" товарища Фрунзе.

Теперь заметно расслабились Л.Д.Троцкий и В.И.Ленин. П.П.Лебедев понял, что по каким-то своим причинам они не хотели поднимать вопрос о командовании фронтом на политический уровень. Присутствие его, Лебедева, переводило вопрос о рокировке командующих в военно-техническую плоскость.

- Кстати, Владимир Ильич, кто будет представителем Реввоенсовета на Юго-Западном фронте - по прежнему Сталин? Или, может быть… кто-то другой?

- Вы не возражаете против кандидатуры Гусева, Лев Давыдович? Гусев старый и надежный товарищ…

- Не возражаю, Владимир Ильич. Если только этот "стратегический петушок" не будет мешать мне и военным.

Оба вождя мировой революции засмеялись. Лебедев дипломатично улыбнулся.

Документ № 15.

Директива Главного командования Красной Армии 12 октября 1920 года.

"…Исходя из всего вышеизложенного Главное командование вооруженных сил и Революционный военный совет Республики постановляют.

1. Расформировать Южный фронт и влить его части в состав Юго-Западного фронта. Имеющиеся армии: 4-ю, 6-ю и 13-ю общевойсковые, 2-ю конную передислоцировать в район Винницы и в район Бердичева соответственно.

2. Создать отдельную кавалерийскую армейскую группу в составе: 1-й конной и 2-й конной армий, 25-я Чапаевская дивизия, Башкирская конная бригада в районе Бердичева.

3. Сводную Крымскую российскую армию в составе трех корпусов передислоцировать в район Тульчина.

4. Развернуть Юго-Западный фронт в районе Тульчин-Жмеринка Винница-Бердичев в составе: 1-я армейская группа, комармгрупп А.И.Егоров; 2-я армейская группа, комармгрупп Р.П.Эйдеман; 3-я армейская группа, командующий А.А.Брусилов) и Отдельной кавалерийской армейской группы комармгрупп С.М.Буденный.

5. В состав 1-й армейской группы передать 12-ю и 14-ю общевойсковые армии, командарм С.А.Менжинов и командарм И.Ф.Федько. В состав 2-й армейской группы передать 4-ю, 6-ю и 13-ю общевойсковые армии, командармы И.Э.Якир, И.П.Уборевич, В.К.Блюхер.

6. В отдельную конную группу входят: 1-я конармия командарм С.М.Буденный и 2-я конармия командарм Ф.К.Миронов, 25-я Чапаевская дивизия комдив И.С.Кутяков, Башкирская конная бригада комбриг М.Л.Муртазин.

7. По согласованию со штабом Крымской армии в составе 3-й армейской группы иметь 1-й Крымский русский корпус генерала Н.В.Скоблина, 2-й Крымский русский корпус генерала А.Я.Слащева, Донской кавалерийский корпус генерала А.В.Говорова.

8. Развернуть Западный фронт в районе Липск-Свислочь в составе: 3-я общевойсковая - командарм В.С.Лазаревич, 15-я общевойсковая - командарм А.И.Корк, 16-я общевойсковая армия - командарм Н.В.Соллогуб и 1-я Польская Красная армия - командарм Р.В.Лонгва.

9. Юго-Западному фронту предписывается ударом на Тернополь и Львов прорвать Юго-Восточный фронт польской армии, после чего двигаться: 1-й и 3-й армейской группе - на Радом и Варшаву, 2-й армейской группе - на Люблин и Седльце с тем, чтобы отрезать польские войска от баз снабжения и от столицы.

10. Кавалерийской армейской группе С.М.Буденного определить отдельную задачу: после прорыва фронта выйти на оперативный простор и совершить глубокий рейд по тылам Юго-Восточного, Среднего, и, при благоприятной оперативной обстановке, Западного польских фронтов. Во время рейда уничтожать склады, тыловые части и штабы противника. Обоз сократить до необходимого минимума. Трофеями и военнопленными себя не связывать.

11. Войска Западного фронта, нанести вспомогательный удар от Минска на Брест-Литовск с целью связать польский фронт и не допустить переброски частей на южное направление. При благоприятной оперативной обстановке двигаться от Бреста на Варшаву.

12. Назначить командующим Юго-Западным фронтом командарма М.В.Фрунзе, членами РВС - Р.И.Берзина и С.И.Гусева, наштафронта Н.Н.Петина. Командование Западным фронтом продолжает осуществлять М.Н.Тухачевский, члены РВС - И.С.Уншлихт и А.П.Розенгольц, наштафронт Н.И.Шварц.

12 октября 1921 года. № 94.

Предреввоенсовета Республики Л.Д.Троцкий

Главком С.С.Каменев

Наштаресп П.П.Лебедев".

 

"Южная Польша - одно из красивейших мест России. Мы ехали верст восемьдесят от станции железной дороги, до соприкосновения с неприятелем, и я успел вдоволь налюбоваться ею. Гор, утехи туристов, там нет, но на что равнинному жителю горы? Есть леса, есть воды, но этого довольно вполне.

Леса сосновые, саженые, и, проезжая по ним, вдруг видишь узкие, прямые как стрелы, аллеи, полные зеленым сумраком с сияющим просветом вдали - словно храмы ласковых и задумчивых богов древней, еще языческой Польши. Там водятся олени и косули, с куриной повадкой пробегают золотистые фазаны, в тихие ночи слышно, как чавкает и ломает кусты кабан.

Среди широких отмелей размытых берегов лениво извиваются реки; широкие, с узенькими между них перешейками, озера блестят и отражают небо, как зеркала из полированного металла; у старых мшистых мельниц тихие запруды с нежно журчащими струйками воды и каким-то розовато-красным кустарником, странно напоминающим человеку его детство.

В таких местах, что бы ты не делал - любил или воевал - все представляется значительным и чудесным.

Это были дни больших сражений. С утра и до поздней ночи мы слышали грохотание пушек, развалины еще дымились, и то там, то сям кучки жителей зарывали трупы людей и лошадей".

Поручик Николай Степанович Гумилев, поэт, разведчик и военный корреспондент, встряхнул головой. В психиатрии это состояние называется "Дежа вю" - "Уже было". Это чувство уже не раз охватывало его после прибытия в конце октября 1920 года на Юго-Западный фронт. Хотя современная война очень отличалась от того, чему он сам был свидетелем в этих местах в мае 1915 года. Взять хотя бы этот облетевший войска лозунг: "Даешь Европу!" Неизвестно, кто бросил его в войска, но с какими лицами, с каким чувством повторяют его командиры и бойцы. Если бы так кричали "За Веру, Царя и Отечество" в том пятнадцатом году…

И необычайное ожесточение этой войны тоже поражало Гумилева. Польские легионеры в плен не сдаются, да их никто и не берет... Жолнёры дерутся отчаянно, до последней возможности, и только тогда поднимают руки… И эти бессмысленные, самоубийственные контратаки в полном окружении, не с целью прорваться, а вперед, на основные силы врага… Поляки есть поляки. Польский гонор… Н.С.Гумилев зябко повел плечами. Он с удовольствием остался бы в Петрограде, занимался бы с молодежью из "Цеха поэтов" и в Тенишевском училище, готовил бы к изданию два новых сборника. Но это чувство, что ты "под колпаком", и "чрезвычайка" проявляет к тебе заметный интерес… Отправиться на войну казалось тогда хорошей альтернативой возможному аресту.

Польский Юго-Восточный фронт в составе 3-й, 2-й и 6-й армий и формирующейся у них в тылу 3-й врангелевской армии не мог выдержать массированного удара шести общевойсковых и двух кавалерийских армий, и развалился, как карточный домик. 12 октября 1920 года город Львов был взят комбинированным штурмом с трех сторон 3-й и 1-й армейскими группами. 6-я польская армия, пытавшаяся оборонять Львов, перестала существовать. А 3-я русская армия Врангеля, формировавшаяся поляками из русских военнопленных, влилась в армию А.А.Брусилова. Это были полностью деморализованные люди, три раза попадавшие в плен: под Курском и Воронежем - к белым, под Новороссийском - к красным, под Варшавой - к полякам. И каждый раз они снова становились в строй из страха перед расстрелом или концентрационным лагерем. Но имя старого генерала воодушевило их, пробудило надежду вернуть себе уважение.

- Что пан желает?

Гумилев с удивлением обнаружил, что стоит посреди перекрестка, застроенного трех-четырехэтажными зданиями, и к нему обращается бедно и неаккуратно одетый старик. Его пальто было в строительной пыли. Глаза какие-то тусклые, усталые.

- Что это за здание? - Гумилев ткнул рукой в угловое здание, закопченный, иссеченный пулями. Только чтобы спросить. Всмотрелся. Скошенный угол здания создавал впечатление массивности, основательности. Над отходящим от здания переулком возвышался угол церкви. Окна были выбиты, а иные выгорели.

- О, пан, это была моя аптека. Аптека существовала здесь, переходя от одного хозяина к другому, с 1735 года. Там все было приспособлено для фармацевтики, несколько залов, а черный ход выходил во внутренний дворик. Там у нас была прекрасная статуя Мадонны, сейчас она пропала… Пан офицер не может сказать, когда Ваше начальство разрешит мне восстановить аптеку?

Да, все-таки война мерзость…

 

"Да, все-таки война мерзость", - думал Юзеф Пилсудский, сидящий в своем рабочем кабинете в Бельведере. Таково уж свойство человеческой психики: то или иное явление объявляется благом, до тех пор, пока остается выгодным, и попадает в разряд мерзости, если становится убыточным.

Текущая война была мерзостью. Вместо того, чтобы восстановить "Речь Посполитую от Можа до Можа" она поставила Польское государство на грань гибели. Еще два месяца назад Юзеф Пилсудский писал в своем дневнике, основе будущих мемуаров: "Движение войск господина Тухачевского продолжалось безостановочно… Столь длинные марши, прерываемые к тому же боями могут служить к чести как для армии, так и для ее руководителей… Под впечатлением этой надвигающейся тучи шаталось государство, колебались характеры, мякли сердца солдат. Всюду вокруг себя я видел влияние этого марша. Безостановочный марш господина Тухачевского значительно превысил своим значением и влиянием предыдущие события. Государство трещало, усилия войск раздроблялись в попытках контратак, а работа командования с каждым днем становилась морально труднее и тяжелее. Этот процесс разложения сил, этот процесс ломки нашей воли, был, по моему мнению, самым большим триумфом, который я могу приписать господину Тухачевскому".

Тогда ему показалось, что гроза миновала. Русские остановлены, кавалерийские массы Михаила Тухачевского рассеяны. Пилсудский уже собирался хвалить в будущих мемуарах так испугавшего его, но быстро поверженного противника. И вдруг новое русское наступление… Это было невозможно, но это было. После такого чудовищного разгрома так быстро восстановить силы. По видимому, люди в России никогда не кончаются… Пилсудский скрипнул зубами. По его расчетам, большевики должны были увязнуть в продолжительной осаде Крыма. Вместо этого так называемые белые стакнулись с большевиками за его счет. Это-то было как раз понятно ему, Юзефу Пилсудскому. Все русские полонофобы. Они готовы поступиться собственными интересами, чтобы ущемить маленькую польскую нацию!

Теперь он, глава Польского государства, сидит в своем кабинете и наблюдает, как его армию, и государство подминает под себя русский паровой каток. Русские армии шли по Польше четырьмя колоннами. Самая крупная направлялась на Радом, а значит, конечной ее целью была Варшава. С левого фланга ее прикрывали казаки, при одном имени которых пустели польские местечки. Донской корпус генерала Говорова… Известные поляконенавистники… Вызванная ими волна беженцев захлестнула все дороги, мешая перемещению резервов. Тех, что еще можно переместить. Потому что третья колона взяла уже Люблин, отрезая столицу от фронтов. И главное: огромная масса русской кавалерии, прошедшая по тылам двух фронтов и уничтожившая все на своем пути! Тухачевскому оставалось двигаться вперед как по ковровой дорожке, охватывая Варшаву с Севера.

Происходящее определенно напоминало что-то Пилсудскому. Конечно! Наступление на Париж в 1914 году! Но более грамотно исполненное: русские воспользовались тем, что польские войска после разгрома фронта М.Тухачевского выдвинулись вперед, заняли Виленский край, Западную Белоруссию и Восточную Галицию. Ушедшая далеко вперед польская армия была обречена на глубокое окружение и разгром.

Юзеф Пилсудский встал из-за стола, рука его непроизвольно скользнула по кобуре. Он огладил ее уже вполне осмысленно, на губах появилась кривая улыбка.

- Не дождетесь! Крикнул он в пустоту. Я буду сидеть здесь до последнего, до баррикадных боев! А потом объявлю вам партизанскую войну! И тогда посмотрим, чья возьмет!

Документ № 16.

Из ноты министра иностранных дел Германии председателю союзнической контрольной комиссии 9 ноября 1920 года.

"События последнего времени значительно ослабили надежды на скорое окончание конфликта между Польшей и Россией. По сведениям, полученным в эти последние дни германской и заграничной прессой, правительство Советов подготовляет новое нападение на литовской границе. Понятно, что при обстоятельствах у населения Восточной Пруссии оживают тревога и страх перед новой опасностью. В складывающихся условиях германское правительство обращается к Контрольной Комиссии с просьбой пересмотреть требование Комиссии о полной ликвидации немецких организаций самообороны".

Документ № 17.

Из передовицы газеты "Фелькишер Беобахтер" от 1 января 1921 года (новогодний выпуск).

"Когда придет время и над восточными болотами Германии разразится буря, будет случай собрать сотню тысяч людей, готовых пожертвовать там своей жизнью… Что определенно - это то, что русская армия после второго Танненберга будет отброшена за свои границы. Это - чисто германское дело и реальное начало нашей реконструкции.

Альфред Розенберг".

Документ № 18.

Из речи Клары Цеткин перед рабочими.

"В России свободный рабочий класс, свободное крестьянство создает новый, совершенный исторический порядок. В Германии оснащается и укрепляется старый, упавший, рабский душой и телом и нисходящий капитализм. Национальное освобождение Германии - в пролетарской революции, охватывающей Центральную и Западную Европу и объединяющую ее с Восточной Европой в виде Советских Соединенных Штатов!"

Беседа восьмая

- Таким образом, Ваше Высокопревосходительство, я вынужден констатировать, что контуры послевоенного устройства мира, намеченные нами год тому назад в Версале, рушатся, грозя погрести под собой нас…

Министр иностранных дел Франции Лейг перевел дух и посмотрел на своего "патрона", хотя в зале заседаний присутствовали и другие влиятельные государственные мужи.

Премьер-министр Франции Бриан молчал.

- Если прибалтийские государства - Эстонию, Латвию мы пока еще не признавали, то Польша была одним из субъектов Версальских соглашений. Хотим мы этого или нет, но советизация Польши ставит под вопрос режим ограничений по отношению к Германии. Там сейчас все кипит. Версальский договор будет дезавуирован либо советизированной Германией, либо нами самими в обмен на союз с Германией против Советской России.

- Блестяще, друг мой, - ответил Бриан, - Едва покончив с одной общеевропейской войной, мы плавно втягиваемся в новую. Но это я знал и без Ваших глубокомысленных выкладок. Единственный вопрос, на который вы не смогли ответить, что нам теперь делать? Меня, как главу правительства интересуют два вопроса. Первый: мы можем сейчас объявить войну России?

- Сожалею Ваше Высокопревосходительство, не можем, - ответил генерал Мажино, военный министр Франции, - страна и армия не готовы вести новую большую войну. А экспедиционные корпуса доказали свою несостоятельность еще в 1918 году. Победа Пилсудского в августе месяце сыграла с нами злую шутку. Мы расслабились, военные приготовления не были произведены. Кто же мог знать, что после разгрома русские смогут так быстро собрать такие силы!

И военный министр взглянул на главу Второго бюро.

Я ничего не могу сделать, - покачал головой полковник Бувар, глава отдела разведки, - после провала Вертамона в 1918 году и так называемого "Дела послов" у меня в Советской России остался один человек, лейтенант. Возможности его крайне ограничены.

Так, - подвел черту Бриан, - Мой второй вопрос: ответьте мне, министр иностранных дел: насколько мы можем рассчитывать в антибольшевистских действиях на Англию?

Лейг потупился.

- Трудно сказать. С одной стороны, переговоры России с Великобританией о заключении торгового соглашения приостановлены. С другой стороны, в Англии сейчас сильны антивоенные настроения. Все радикальные круги и рабочая партия ведут упорную агитацию на невмешательство, и с этим правительству приходится считаться. Англичане практически демобилизовали свою армию… К тому же Ллойд-Джордж недавно повторил свою мысль: "Россия - это страна, в которую легко вторгнуться, но которую очень трудно завоевать. Она никогда не была покорена чужеземными захватчиками, хотя много раз подвергалась иностранному вторжению. Это страна, в которую легко войти, но из которой очень трудно выбраться". Это из его речи в палате общин 16 апреля 1919 года. Он повторил журналистам цитату дословно.

- Этот гэл, Ллойд Джордж, по иллюзии верит, что, действуя таким образом, он затянет на несколько недель или месяцев пансоветское движение в Азии, и в частности, в Индии. Дурак, он не понимает, что оказался мышью в когтях ужасного кота, - эту тираду выдал в пространство вставший в красивую позу немолодой импозантный человек, сенатор Годен-де-Вилен, крайне правый.

- Позиция Британии подрывает единый антисоветский фронт европейских держав, - заметил менее пафосно сенатор Анри-де-Жувенель, - так мы придем к тому, что русский вопрос из международной проблемы станет проблемой русско-германской, русско-английской, русско-итальянской…

- Так, - сказал Бриан поднимаясь. Стихийная дискуссия, едва начавшись, прекратилась, - нам нужен конкретный план действий. Первый вопрос - положение в Польше. Что с Пилсудским?

- Он возглавляет борьбу против большевиков. Руководимое им партизанское движение ширится, и доставляет большевикам большие неприятности. Пресса и наши люди в Варшаве утверждают, что поляки воспринимают русских как колонизаторов, а не революционеров, - доложил Бувар.

- Послать к Пилсудскому инструкторов и эмиссаров. Обеспечить всемерную поддержку. Оружие, боеприпасы, провиант… Версальский договор должен быть аннулирован. Разошлите ноту Лейг. Мы собираем Верховный Совет союзников, хотя у нас нет времени. Время! Время! Надеюсь, нас поймут… Если не пересмотреть Версальский договор сегодня, Германия станет советской завтра. Насколько мы можем рассчитывать на немцев в походе против Советов?

- Практически, мы их не успели разоружить. Носке и Эберт пустили кровь своим большевикам. Я думаю, они понимают, как русские большевики мечтают рассчитаться с ними за Либкнехта и Люксембург.

- Хорошо. Нужно пересмотреть отношения к Латвии и Эстонии. Пока оставалась малейшая надежда увидеть в близком будущем Россию восстановленной под руководством антибольшевистских вождей, мы отказывались признать де-юре балтийские государства. Теперь нужно форсировать признание прибалтов.

- Ллойд Джордж тоже решил ускорить признание прибалтов, несмотря на то, что Керзон предлагал отложить решение вопроса.

- Тогда мы должны оказаться быстрее англичан. Лейг, спишитесь с прибалтийскими министрами… - Бриан сапнулся на секунду, но все же без посторонней помощи вспомнил нужные фамилии, - Мееровицем и Пуста. Они должны как можно быстрее обратиться к нам с просьбой о признании. К нам, Лейг! К нам, а не Британии! Это лишит советское правительство возможности выдвигать какие-либо вопросы, связанные с положением дел на берегах Балтийского моря.

- Можно послать туда экспедиционный корпус, или создать базы, - вмешался Мажино, не решатся же Советы атаковать Эстонию и Латвию, если там будут наши войска!

- У меня возникло соображение, - начал Лейг, - Румыния должна чувствовать себя очень неуютно рядом с таким монстром, как Советская Россия. К тому же румыны присоединили к себе Бессарабию, на которую претендует и Советская Россия. Таким образом, Румыния может стать очередной жертвой агрессии большевиков. Мы обязаны предложить Румынии помощь. Мы можем предложить Румынии заключить военное соглашение с Чехословакией, а Чехословакии - с Югославией. Это будет наша "маленькая Антанта" на случай дальнейшей агрессии Советов и советизации Германии.

- Блестяще, Лейг! Россию нужно окружить "санитарным кордоном". Пригласите к себе завтра представителей Грузии, этих…

- Гегечкори и Авалишвили?

- Да, и передайте им, что признание их государства зависит от формальной просьбы со стороны господина Жордания. И… господин генерал! Мы действительно ничего не сможем предпринять сейчас, своими силами, - лицо Бриана передернулось, - чтобы дать большевикам хоть какую-то острастку?

Документ № 19.

Нота советского правительства Министерству иностранных дел Французской республики от 9 января 1921 года.

"Вчера вечером на Черном море мирные советские суда подверглись нападению миноносцев, идущих под французским флагом. В результате этих беспричинных нападений, произведенных внезапно, советское судно "Зейнаб" было потоплено, а другое потерпело аварию. Мы квалифицируем действия французских военно-морских сил и французского правительства как систему, равносильную регулярным военным действиям. Советское правительство предупреждает Французскую республику, равно как другие страны, что кораблям Черноморского военно-морского флота Автономной Крымской Республики предписано пресекать пиратские действия против мирного судоходства на Черном море".

Беседа девятая.

Эти двое давно уже не разговаривали по душам. Обстановка тому способствовала: Полевой штаб РВСР работал двадцать пять часов в сутки. Военная компания против Польши увенчалась блестящей победой. Но… поляки не захотели признавать свое поражение. В стране разворачивалась партизанская война. Юзеф Пилсудский, уведенный силой верными офицерами из горящего Бельведера по подземным каналам Варшавы, призвал народ к сопротивлению. И скоро правительство Ф.Э.Дзержинского - Ю.Ю.Мархлевского почувствовало себя очень неуютно. Советизация страны тормозилось. Большевизированных поляков собирали по всей РСФСР и отправляли в Польшу, на ответственные посты. Но их было крайне мало.

Поэтому основной опорой правительства Дзержинского оставалась Красная Армия. Это она обеспечивала советизацию, боролась с повстанцами и занималась многими другими вещами. Оказалось, что в Польшу проще войти, чем выйти. А впереди, как заря Мировой революции разгоралось Гамбургское восстание рабочих, и его нужно было обязательно поддержать. В тылу у напрягающей все свои силы армии вовсю полыхало восстание Антонова, охватившее уже несколько губерний.

Но, работать вместе с человеком, и держать против него камень за пазухой, долго невозможно. Поэтому 27 января 1921 года Г.Н.Хвощинский решился задать своему непосредственному начальнику давно мучавший его вопрос.

- Что у вас Георгий Николаевич?

- Последняя сводка с Фронтов. Комкор Слащев настиг армию Махно. В коротком встречном сражении силы Повстанческой армии рассеяны. Сам Махно убит, после боя опознали его тело... Слащев передает, что донские части волнуются и требуют демобилизации...

- Да, если бы Тухачевский сумел изловить Пилсудского…

- Так есть… - ввернул Хвощинский польский оборот, - Но тактика польских партизан сильно отличается от тактики крестьянских повстанцев. Они действуют в основном в городах, в местечках, а в сельской местности - предпочитают горы или сильно пересеченную местность, избегая открытых пространств…

- Как дела у М.В.Фрунзе?

- К сожалению, движение на Гамбург замедлилось.

- Плохо. Союзники уже оккупировали Саар, и быстро продвигаются по Рейнской области. Мы можем и не успеть… Дайте телеграмму Слащеву, пусть готовит передислокацию под Тамбов. А усталых и недовольных придется демобилизовать...

Однако Г.Н.Хвощинский не торопился уходить. Он мялся некоторое время, но наконец спросил:

- Скажите, Павел Павлович, вы всегда держите свое слово?

Лебедев недоуменно повернулся:

- Соблаговолите объяснить, Георгий Николаевич, где и когда я дал Вам повод сомневаться в своем слове?

- Тогда, на квартире Брусилова, когда мы строили планы прекращения гражданской войны и свержения большевистского правительства, уходя, вы дали честное слово, что не донесете на нас, остающихся. Тем не менее, генералы Зайончковский и Клембовский были арестованы. Клембовский пропал. Зайончковского я видел, это сломанный человек, - Хвощинский облизнул губы, - Но ни меня, ни Брусилова никто и пальцем не тронул. И я никак не могу решить - Почему?

- И вы решили, с легким сарказмом продолжил П.П.Лебедев, - что я просто не донес на Вас как на своего подчиненного, а всех остальных принес в жертву. Что же касается Брусилова - так это старик, и притом - имя, на котором и делалась вся политическая игра, его и не взяли… Так выходит по вашему.

- Я мучился этим почти три месяца, Павел Павлович…

- Я разрешу Ваши мучения. Я никого не предавал. Информация большевикам пришла из-за линии фронта, от перебежчика, поручика Яковлева. В результате мы имеем… гм… то, что имеем. А Зайончковский и Клембовский и без того уже были на прицеле ЧеКа. Ну и… - П.П.Лебедев развел руками, - Единственное, в чем Вы меня можете упрекнуть - это то, что я поступился со своей дворянской честью, и не остался вместе с Вами на обреченно-безнадежное дело. Но я рационально мыслящий человек… Вместо этого я стал вытаскивать из этой истории Вас.

- Меня?!

- Если бы я не демонстрировал Ленину и Троцкому крайнюю антиврангелевскую и антибелую позицию, кто бы поверил моим уверениям, когда я поручился за Вас? Меня не устраивала перспектива потерять такого ценного сотрудника. Тем более что в ближайшее время здесь в Штабе кадры будут решать все.

- Почему, позвольте спросить? - осторожно спросил Г.Н.Хвощинский.

- Я все больше склоняюсь к бонапартистскому варианту развития революции. Большевики сами постоянно сравнивают себя с революционной Францией. Тогда Польша, в которой мы так плотно увязли - это Итальянский поход, а Гамбург так и просится на сравнение с Египтом… Учитывая то, что Польшу мы, скорее всего, не удержим, как Франция не удержала Египет… У нас есть собственная Вандея на Тамбовщине, а недавно в советских газетах появилось новое слово "волынка"… Я навел справки - так называется теперь забастовка. Петроград "волынит". В Кронштадте брожение. Крестьяне открыто выражают недовольство продразверсткой. Решение этих вопросов невозможно без военной диктатуры. А значит - Бонапарт.

- И кто же он, наш советский Бонапарт?

- Не имеет значения: Тухачевский, Фрунзе, Уборевич, Корк или сам Троцкий попытается занять это место. Лично для меня важно, что любому Бонапарту потребуются кроме маршалов свой Жомини

Г.Н.Хвощинский как-то по новому взглянул на своего непосредственного начальника, но не сказал ни слова.

Документ № 20.

Записка Подвойского, Мехоношина, Муралова, Кедрова, Менжинского, Ягоды в ЦК РКП (б).

"В настоящий момент общее положение Р.С.Ф.С.Р. рисуется нам в следующим виде:

1) Крестьянские восстания, происходящие ныне в целом ряде районов требуют к себе исключительного внимания со стороны партии. Эти восстания несомненно являются только началом широкого мелкобуржуазного движения против пролетариата. Нынешнее крестьянские восстания отличаются от прежних тем, что они имеют организованность и план (см. программу Комитета Крестьянского Союза и газету Антонова).

2) Между тем пролетарские массы в главнейших центрах (Москва, Петроград и др.) в данный момент в таком состоянии, что без осуществления со стороны партии самого действительного и революционного влияния на них они не только не способны противопоставить свою организованность выходящему из-под влияния пролетарского государства крестьянству, но и сами при дальнейшем ухудшении экономического положения неизбежно выйдут из-под влияния Р.К.П. и даже могут под влиянием антисоветских партий выступить против Советской власти (нарастание забастовочного движения, появление синдикалистских настроений, усиление влияния антисоветских партий).

3) В то же время положение внутри самой партии, с особенной яркостью выявившееся в последней дискуссии о профсоюзах, и небывалое еще понижение влияния ее на пролетариат, особенно за последнее время благодаря систематическому сокрытию от масс действительного состояния республики, требует самых спешных и решительных мер по укреплению партии и приведению ее в боевой и революционный порядок. В связи с этим следует отметить наблюдающееся крайне вредное направление партийной мысли, особенно среди руководящих кругов партии, выдающееся в стремлении объяснить все наши неудачи и зачастую неспособность справиться с поставленными задачами исключительно объективными условиями.

4) Несмотря на заключение Симферопольского мира и окончания первого периода гражданской войны, внешнеполитическое положение Советской республики остается сложным. Несмотря на помощь российского пролетариата и Красной Армии, рабоче-крестьянское правительство Польской Советской Республики не может установить полный контроль над своей территорией. Выступления националистических повстанцев, инспирированных правительствами Антанты, держат в напряжении Красную Армию, не позволяют произвести ее демобилизацию, что ухудшает хозяйственное положение республики. В то же время революционный процесс в Германии, несмотря на Гамбургское восстание, в последнее время резко замедлился, а империалистические правительства грозят республике новой интервенцией (см. воззвания Пилсудского, ноты Лейга и Керзона).

5) Что касается Красной Армии, то завершившийся первый этап гражданской войны и привлечение лучших частей в Польский поход, а потом и в Гамбургский поход, вызвали крайнее ослабление армии и все более и более понижают ее боеспособность, сводя ее в отдельных случаях к нулю. В таком состоянии Красная Армия не может быть надежным оплотом Советской власти. К этому следует добавить необходимость быстрой демобилизации частей бывшей Крымской армии из-за возникающего в них брожения. Вместе с тем изменившееся положение в республике коренным образом изменяет и самый характер военных задач на ближайшее время (вместо борьбы с белогвардейщиной, организованной в военном отношении, - борьба с крестьянскими восстаниями и националистическими повстанцами). В связи с этим обнаруживается несоответствие для этих задач самой системы органов управления Красной Армии.

Указанные факты требуют:

А) Немедленно организовать при Ц.К. Временную военную комиссию под председательством одного из членов Ц.К. для приведения партии в положение, соответствующее создавшейся обстановке.

Б) В первую очередь Комиссии обратить внимание на коммунистические части (Отряды особого назначения), поднять их боеспособность, очистить их от неустойчивых элементов и создать на каждой заводе и фабрике стойкие пролетарские ядра.

В) Этой же Комиссии обследовать Красную Армию и выработать мероприятия для приведения ее в состояние, соответствующее поставленным задачам.

Подвойский, Мехоношин, Муралов, Кедров, Менжинский, Ягода Москва, 13 февраля 1921 года".

Документ № 21.

Заметка о событиях в Кронштадте, опубликованная 13 февраля 1921 года во Франции газетой "Утро".

"Гельсинфорс, 11 февраля. Из Петрограда сообщают, что в виду последних волнений кронштадских матросов военные большевистские власти принимают целый ряд мер, чтобы изолировать Кронштадт и не дать просочиться в Петроград красным солдатам и морякам кронштадского гарнизона.

Доставка продовольствия в Кронштадт приостановлена впредь до новых приказаний.

Сотни матросов арестованы и отправлены в Москву, по-видимому, для расстрела".

Документ № 22.

Телеграмма Зиновьева, Калинина, Лашевича Троцкому.

"У аппарата по уполномоченный тов. Троцкого Грушин. Там ли?

У апп[арата] по поручению Комитета обороны секретарь командвойск Борисов. Передаю для немедленного доклада Предреввоенсовета тов. Троцкому следующую записку: "Предреввоенсовата тов. Троцкому. Мы теперь убеждены, что события в Кронштадте есть начало восстания. Предполагаем, что уже с утра события станут быстро развиваться. Нужна помощь от Вас. Зиновьев, Калинин, Лашевич". Передал секретарь командвойск Борисов. 2/го марта 1921 г. 3 часа 30 мин. Кто принял?

Уполномоченный тов. Троцкого Грушин. Сейчас же доложу Троцкому. Все хорошо, до свидания".

Документ № 23.

Приказ по Петроградскому военному округу № 016 5 марта 1921 года.

"Объявляю для сведения руководства и исполнения приказ Предреввоенсовета респ. Т. Троцкого:

1) ввиду восстания в Кронштадте приказываю восстановить 7-ю армию, подчинив ее непосредственно главнокомандованию;

2) временное командование 7 армией возложить на тов. Тухачевского с оставлением в должности командзапа;

3) вр. Командарму 7 тов. Тухачевскому подчинить во всех отношениях все войска Петроградского округа и командующего Балфлотом;

4) командующего войсками Петр[оградского] округа тов. Аврова одновременно назначаю Комендантом Петрукрайона;

5) командующим Балфлота назначить тов. Кожанова, а начальником штаба Балфлота назначить военмора т. Кукеля;

6) вр. командарма 7 тов. Тухачевского назначить членом Комитета обороны гор. Петрограда вместо тов. Аврова;

7) тов. Тухачевскому оформить оперативную часть штарма, во всем остальном вести управление и снабжение армией через командующего войсками Петрокруга;

8) вр. командарму 7 в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте;

9) 5-го марта предупредить Кронштадт, что если в течении 24 часов возмущение не будет прекращено, то будут открыты военные действия;

10) принять группировку сил, вполне обеспечивающую успех операции, если бы таковая развивалась в более широком масштабе;

11) все авиационные силы и средства, сосредотачиваемые в 7-й армии, подчинить непосредственно Главначвоздухофлоту тов. Сергееву, который в этом отношении подчиняется командарму 7.

5 марта 1921 г. № 28.

Предрев[]совета Республики Л.Д.Троцкий

Главком С.С.Каменев

Наштаресп П.П.Лебедев".

Беседа десятая.

Запись разговора по прямому проводу С.С.Каменева с М.В.Тухачевского о занятии Кронштадта 17 марта 1921 г.

Главком у аппарата - у аппарата Тухачевский.

Здравствуйте, Михаил Николаевич, как сегодня дела - Каменев.

Здравствуйте, Сергей Сергеевич. Обстановка такова: Севгруппа после упорных боев и потеряв большую часть своего состава, вступила в Северо-Западную часть Кронштадта. Значительная часть курсантов, говорят, погибла на фугасах 8-го форта. Южная группа: 32, 167 и 187 бригады ведут упорные уличные бои в центре Кронштадта. 80-я бригада залегла у пристани Кронштадта. Заградительный огонь "Петропавловска" мешает ей продвигаться. 79-я заняла форты 1 и 2 ("Южный") и ведет бои за "Милютин". Вся артиллерия фортов цела и нашими артиллеристами обращена огнем на форты "Красноармейский" и "Константин". Бои в центре города носят чрезвычайно ожесточенный характер и длятся с раннего утра. Вот результат первой половины дня. Сейчас выезжаю в Южгруппу - Тухачевский.

Все резервы ваши израсходованы? В каком положении подход 81 бригады - Каменев.

Сейчас посылаю последний курсантский полк на Лисью Косу и кавполк 27 в Ораниенбаум. 81-я бригада еще не прибыла - Тухачевский.

Как работает авиация и работает ли? - Каменев.

Авиация сегодня вылетала, но ее действия затруднены благодаря уличному бою. Они будут обстреливать "Петропавловск" и "Тотлебен" - Тухачевский.

Каково настроение ворвавшихся в Кронштадт? Какие трофеи в смысле пленных - Каменев.

Настроение ворвавшихся мне точно неизвестно, но вероятно придется подтолкнуть, наступление темноты нам сильно поможет. Высылаю два броневика и бомбометы - Тухачевский.

Удастся ли применить аэросани с пулеметами? Они многое могут сделать - Каменев.

Об аэросанях нет сведений - Тухачевский.

Сколько захватили пленных? - Каменев.

Пленных захватили в первом форту 150 человек, во втором 50. Севгруппа не дала еще этих сведений - Тухачевский.

Северная группа ведь может усилить Кронштадт, если не будет держать больших гарнизонов на захваченных фортах. А на этих последних оставить гарнизоны, выделив что-либо из тыла. Ведь это ближайший источник для поддержки. Не опасаетесь ли вы, что ваш отъезд нарушит сыгранность в управлении, и вы своевременно не получите нужных сведений - Каменев.

Севгруппа уверяет, что на фортах у них осталось только 200 человек, но я все меры принимаю усилить их и развязать им руки для уличных действий. Связь у нас хорошая, управление не потеряю. Но мне важно уловить дух Южгруппы - Тухачевский.

Больше вопросов не имею. До свидания - Каменев.

До свидания - Тухачевский.

Заключение.

 

На стол колоду!
Господа!
Крапленая колода!
Он заменил ее когда
Виконт, вы пили воду!
…………………………
А в это время Бонапарт
А в это время Бонапарт
Переходил границу!

Высоцкий В.С.

Размахивая над головой флагом (как советовал Кирилл Еськов), провел я своих героев по Новому Прошлому мимо сталинского Термидора и врангелевской Реставрации прямо в бонапартистскую Легенду. Эта бонапартистская легенда возникла вокруг М.Н.Тухачевского еще при жизни. Творили эту легенду многие, прежде всего окружение маршала, тот же полковник Н.Е.Какурин. Легенду о "красном Бонапарте" активно раздувало в 1923-1924 году ГПУ, используя "в темную" имя Михаила Тухачевского во время прповедения операции "Трест". Эту легенду подхватила белая эмиграция, когда остальные ее надежды на контрреволюцию увяли. Популярна легенда о Тухачевском как "красном Бонапарте" была и за границей, особенно во Франции. Французам импонировал образ "аристократа в революции", хотя своих "красных аристократов" они в свое время гильотинировали.

Что же помешало М.Н.Тухачевскому стать военным диктатором Советской республики на манер Наполеона? У него была харизма. Он, как и Наполеон, спас новую революционную элиту от возмущения голодного народа. В конце концов, он строил новую армию, армию "моторов". Для претворения бонапартистской легенды в жизнь ему не хватило самой малости - взятия Варшавы. После Варшавской катастрофы у М.Н.Тухачевского получалось все, что он задумывал - и, тем не менее, он не добился успеха. Его положение напоминало положение игрока, севшего играть с шулером с крапленой колодой карт. Заведомо проигрышное занятие.

Легенда Наполеона родилась под Тулоном и на Аркольском мосту. Но закрепилась она в Итальянском походе и в Египте (А ведь стоило совпасть двум итальянским походам - генерала Бонапарта и фельдмаршала Суворова - и не известно, как бы все повернулось). Для того чтобы стать "красным Бонапартом", М.Н.Тухачевскому нужна была Варшава... Взятие Варшавы дестабилизировало международную обстановку. "Мирная передышка" между двумя мировыми войнами с релаксационными конфликтами в Эфиопии, Манчжурии и Испании не может породить Наполеона. Для этого нужна угроза внешней интервенции и призрак широкой антисоветской коалиции, дамокловым мечом висящая над Советской республикой. Только в борьбе с такими коалициями может родиться новый Наполеон.

Итак, Варшава… П.П.Лебедев был совершенно прав: взять сразу и Варшаву, и Крым Советы не могли. И тут на сцене появляется никому не известный поручик, который и должен помочь человеку, который тоже начинал карьеру никому не известным поручиком…

В отличие от господина В.Д.Звягинцева я не передергивал карт: у меня нет ни "пришельцев с машины", ни анахронизмов, ни вообще внешнего вмешательства в естественный ход вещей. Я просто немного переставил акценты. Это игра крапленой колодой, но оцените искусность этого крапа!

Сноски

1.

Звягинцев В.Д. Право на смерть. М., 1998. С.305.
Назад]

2.

См.: Еськов К. Японский оксюморон.\\ Полдень XXI век. Журнал Бориса Стругацкого. 2002. № 3. стр. 195-217
[Назад]

3.

Историческая реконструкция автора по книге: Минаков С.Т. За отворотом маршальской шинели. Орел, 1999. С. 92.; Миронов С.С. Тайны гражданской войны. М., Вече, 2005. С.138.
[Назад]

4.

С.И.Гусев (Драбкин Я.Д.) (1877-1933) - член РСДРП с 1896 г. В 1902 году один из руководителей всеобщей стачки в Ростове-на-Дону. В 1903 году делегат II съезда РСДРП, участник совещания 22-х в Женеве. В 1918-1920 гг. - на политической работе в Красной Армии. Член РВС 5-й и 2-й армий Восточного, Юго-Восточного и Южного фронтов. С 1922 года - на партийной работе: председатель Туркестанского бюро ЦК РКП(б), секретарь ЦКК РКП(б) завотделом ЦК ВКП(б).

[Назад]

5.

Печатается по: Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Изд. 5. Т.51. С.452.
[Назад]

6.

Так в подлиннике документа.

[Назад]

7.

Личность Соколовского окончательно не определена. Во врангелевском штабе не было офицера с такой фамилией. Зато был Степан Яковлевич (Мустафа Якулович) Соболевский - (1879- ?) полковник Генерального штаба, окончивший Полоцкий кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба (1908), участник Русско-японской и Первой Мировой войн. В 1915 году - полковник, Последняя должность в 1917 году начальник штаба 112 пехотной дивизии. В белом движении с начала 1919 года, в должности помощника начальника военных сообщений Крымско-Азовской армии. Летом 1919 - и.д. начштаба 9-го Донской конной дивизии во время рейда генерала К.К.Мамонтова. В октябре 1919 года - помощник начальника военных сообщений в Кавказской армии, после чего его следы теряются. В списке офицеров генерального штаба Русской армии в начале 1922 года его имя отсутствует. То есть, он просто становится "фигурой умолчания". Предположим, что под фамилией Соколовского фигурирует он.
[Назад]

8.

Печатается по: Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Изд. 5. Т.51. С.276.
[Назад]

9.

Печатается по: Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Изд. 5. Т.51. С.277.

[Назад]

10.

Историческая реконструкция автора

[Назад]

11.

См.: Миронов С.С. Тайны гражданской войны. М., Вече, 2005. С.139.
[Назад]

12.

См.: Троцкий Л.Д. Сталин. М., Терра, 1996 Т.2. С.116

[Назад]

13.

Каменев С.С. (1881-1936) сын военного инженера, полковник. Окончил Александровское военное училище и Николаевскую академию Генерального штаба. Принимал активное участие в Первой мировой войне на строевых и штабных должностях. В Красную армию вступил добровольно в 1818 году. Начальник отряда Западной завесы, командир пехотной дивизии. С осени 1818 года - командующий Восточным фронтом, с июля 1919 - Главком Вооруженных Сил Республики. Находился на этой должности до ее упразднения в марте 1924 года.

[Назад]

14.

Имеется в виду М.Д.Бонч-Бруевич, начальник разведывательного управления сначала в царском, потом в советском Генеральном штабе.
[Назад]

15.

Цит. по: Троцкий Л.Д. Сталин. М., Тьера, 1996. Т.2. С.120-121

[Назад]

16.

Диалог восстановлен по книге.: Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., РОССПЭН, 2001. С.302.
[Назад]

17.

Медянцев И.Ф. - из крестьян. Член РКП(б), участник Первой Мировой войны, прапорщик. С января 1918 года на службе в РККА. С ноября 1918 - секретарь Э.М.Склянского. В 1920 году секретарь Особого совещания при Главкоме.

[Назад]

18.

Печатается по: Правда. 1920. 12 сентября. № 202.
[Назад]

19.

Диалог восстановлен по книге: Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., РОССПЭН, 2001. С.303-304.; См. также: Минаков С.Т. За отворотом маршальской шинели. С.55-56.
[Назад]

20.

Брусилов отказался даже перед смертью назвать фамилии участников разговора. Присутствие именно данных людей - реконструкция, целиком основанная на логике и интуиции автора.

[Назад]

21.

Лебедев П.П. (1872 - 1933) из дворян, выпускник Александровского военного училища и Николаевскою академию Генерального штаба. Генерал-майор, в конце Первой мировой войны начальник штаба 3-й армии. Вступил в Красную Армию по рекомендации близкого друга, полковника С.С.Каменева. В июле 1918 года назначен начальником мобилизационного управления Генерального Штаба РККА. В апреле 1919 назначен начштаба Восточного фронта при комфронта С.С.Каменеве, с которым сотрудничал до 1924 года. Только благодаря твердой позиции П.П.Лебедева Троцкий не смог устранить С.С.Каменева с поста командующего фронтом. Начальник Полевого Штаба РВСР. В феврале 1924 был смещен с должности начальника Штаба РККА, исключен из состава РВС СССР.

[Назад]

22.

Хвощинский Г.Н. (1878-1928) - дворянин, генерал-майор, офицер Генерального Штаба. В 1914-1917 гг. занимал штабные должности от помощника начальника оперативного отделения штаба Северо-Запалного фронта до начальника штаба 1-го армейского корпуса. С февраля 1918 года Г.Хвощинский был в составе РККА. В 1919-1921 гг. он занимал должность помощника начальника Полевого штаба РВСР (т.е. П.П.Лебедева), а с февраля 1921 года находился в распоряжении начальника Штаба РККА. В апреле 1924 был смещен с должности и ненадолго арестован. В 1928 году застрелился.

[Назад]

23.

Зайончковский А.М. (1862-1926) - происходил из старинного дворянского рода Орловской губернии, генерал-майор, служил по гвардии и при штабе гвардии, командир лейб-гвардии Егерского полка, 1-й гвардейской Петровской бригады, 1-й гвардейской пехотной дивизии. Участник русско-японской и Первой мировой войны. Имел репутацию выдающегося генерала периода Первой мировой войны. С 1918 года в Красной Армии. С 1922 года профессор Военной Академии РККА. Примерно в 1920 году завербован ВЧК. Легендирован ОГПУ перед представителями русской эмиграции как руководитель МОЦР (операция "Трест"). И генерал, и его дочь работали как агенты ОГПУ. По своим убеждениям Зайончковский был убежденным монархистом.

[Назад]

24.

Склянский Э.М. (1892-1925) - из мещан, член РСДРП с 1913 года, окончил медицинский факультет Киевского университета. С 1916 года полковой врач 149 пехотного Черноморского полка. В 1917 году - председатель дивизионного комитета 38-й пехотной дивизии, затем армейского комитета 5-й армии Северного фронта. Во время Октябрьской революции - член Петроградского военно-революционного комитета, с ноября 1917 года член наркомата по военным делам, с сентября 1918 года заместитель председателя РВСР и член Совета Труда и Обороны. В 1924 году Склянский снят поста заместителя Л.Д.Троцкого и заменен М.В.Фрунзе. Склянский же возглавил трест "Моссукно". В 1925 году при невыясненных обстоятельств утонул в озере во время командировки в США.
[Назад]

25.

См.: Минаков С.Т. За отворотом маршальской шинели. С.71-72.
[Назад]

26.

См.: Минаков С.Т. За отворотом маршальской шинели. Орел, 1999. С.71.
[Назад]

27.

Печатается по: Миронов С.С. Тайны гражданской войны. М., Вече, 2005. С.119.
[Назад]

28.

Подобный доклад действительно был в текущей реальности подготовлен, прочитан 12 октября 1920 года и получил одобрительную резолюцию В.И.Ленина. Но в изменяющейся реальности он сдвинут почти на месяц вперед, и, в условиях ожидания антиврангелевского переворота в Крыму, он мог быть в лучшем случае отложен.

[Назад]

29.

Брусилов А.А. Мои воспоминания. С.446.

[Назад]

30.

Историческая реконструкция по книге: Миронов С.С. Тайны гражданской войны. С.138.

[Назад]

31.

Историческая реконструкция автора по книге: Минаков С.Т. За отворотом маршальской шинели. С.94.
[Назад]

32.

Историческая реконструкция автора по книге С.Т.Минакова

[Назад]

33.

Историческая реконструкция по книге С.Т.Минакова

[Назад]

34.

Сотрудник ВЧК, КРО ОГПУ, разработчик операции "Трест".
[Назад]

35.

Историческая реконструкция по книге С.Т.Минакова.

[Назад]

36.

Минаков С.Т. За отворотом маршальской шинели. С.94

[Назад]

37.

Цитируется по: Слащев Я.А. Белый Крым. 1920. М., Наука, 1990. С.124.

[Назад]

38.

Слащев Я.А. (1885-1929) - из семьи офицера, выпускник Николаевской академии Генерального штаба, полковник, участник Первой Мировой войны. После Октябрьской революции - начальник штаба казачьего отряда А.Г.Шкуро на Северном Кавказе. После вступления в Добровольческую армию - генерал-лейтенант. С декабря 1919 по апрель 1920 года - командир 2-го армейского корпуса, руководил обороной Крыма, за что и получил прозвище "Крымский". В народе получил другое прозвище - "Вешатель". В августе 1920 года за критику генерала П.Н.Врангеля был отстранен от должности. В эмиграции в Константинополе, выступил с критикой П.Н.Врангеля, за что судим офицерским судом чести и лишен звания. В ноябре 1921 года в порядке частной амнистии вернулся с группой генералов и офицеров в Советскую Россию. Преподавал на курсах командного состава "Выстрел". Был застрелен в своей квартире родственником повешенного им в Крыму солдата.
[Назад]

39.

Шатилов П.Н. (1881- ?) - из дворян, окончил Пажеский корпус (1900), Николаевскую академию Генерального штаба (1908), участник Русско-японской и Первой Мировой войн.. Последний чин и должность в 1917 году - полковник, генерал-квартирмейстер штаба Главнокомандующего Кавказским фронтом. Поддержал корниловский мятеж. Летом 1918 года присоединился к Добровольческой армии, назначен командиром 1-й конной дивизии с производством в чин генерал-лейтенанта. Командир 4-го конного корпуса, начштаба Кавказской армии, которой командовал генерал П.Н.Врангель. Связал свою судьбу с этим человеком, сопровождая его во всех перемещениях. С ноября 1919 - начштаба Добровольческой армии, начштаба Русской армии в Крыму. В эмиграции участвовал в деятельности РОВС.
[Назад]

40.

См.: Слащев Я.А. Белый Крым. 1920. М., Наука, 1990. С.124-125.
[Назад]

41.

Сидорин В.И. (1882-1943) - из дворян Войска Донского, окончил Донской кадетский корпус, Николаевское инженерное училище (1902) Николаевскую академию Генерального штаба (1910). Участник Русско-японской и Первой Мировой войн. Последний чин и должность в 1917 году - полковник, в распоряжении начальника штаба армий Западного фронта. Поддержал корниловский мятеж. В армии Деникина командующий Донской армией, генерал-майор. По прибытии Донского корпуса в Евпаторию (Крым) В.И.Сидорин, его начштаба А.К.Кельчевский и редактор газеты "Сполох" граф Дюшайла были преданы Севастопольскому военно-морскому суду под председательством А.М.Драгомирова за сочувствие группе казачьих автономистов. Суд приговорил Сидорина к четырем годам каторжных работ, но П.Н.Врангель ограничился увольнением в отставку без права ношения мундира.
[Назад]

42.

Кельчевский А.К (1869 -1923) - из дворян, окончил Псковский кадетский корпус и 2-е Константиновское пехотное училище, академию Генерального штаба (1900). Участник Первой Мировой войны. Последний чин и должность в 1917 году - генерал-лейтенант, командующий 9-й армии. В Добровольческой армии - начальник штаба группы войск генерала К.К.Мамонтова во время рейда, начальник штаба Донской армии. В конце 1919 года - военный министр "Южно-русского правительства". В Русской армии - начальник штаба Донского корпуса. Был привлечен к суду вместе с командиром корпуса, В.И.Сидориным на четыре года каторжных работ, что было заменено отставкой без права ношения мундира. В эмиграции жил в Берлине, сотрудничал с журналом "Война и мир".
[Назад]

43.

Туркул А.В. Дроздовцы в огне. М., ТЕРРА, 1996. С.200-201.
[Назад]

44.

Десант полковника Ф.Д.Назарова на Мариуполь продолжался с 9 по 26 июля 1920 года и был крайне неудачным.
[Назад]

45.

Секретев А.С. (1880-1930) - генерал-лейтенант, окончил Донской кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище. Участник Русско-японской и Первой мировой войн. Последняя должность и звание в 1917 году - полковник командир 25-го Донского казачьего полка. Принимал участие в Донском восстании весной 1918 года. В Донской армии генерала Краснова - генерал-майор, командир бригады. В 1919 году - командир 9-й конной дивизии, участник рейда 4-го Донского корпуса генерала К.К.Мамонтова по тылам Красной армии. После эвакуации Крыма жил в Болгарии. В 1922 году вступил в Союз возвращения на Родину, подписал "Обращение к войскам Белой армии". В 1923 году вернулся в Советскую Россию. Расстрелян 8 мая 1930 года.
[Назад]

46.

Скоблин Н.В. (1885-193?) - сын коллежского асессора, прапорщик 126-го пехотного Рыльского полка (1914). В Добровольческой армии с момента основания. С ноября 1918 года - полковник, командир Корниловского полка; в Русской армии - командир Корниловской дивизии, генерал-майор. С остатками дивизии эвакуировался в Галлиполи. В 1923 году П.Н.Врангель отрешил Скоблина от командования корниловцами без объяснения причин. В 1929 году восстановлен в должности генералом Кутеповым. В 1937 году исчез из Парижа, и его дальнейшая судьба неизвестна. Исчезновение Скоблина связывается с делом о похищении генерала Е.К.Миллера.
[Назад]

47.

Достовалов Е.И. (1882-1938) - сын статского советника, окончил Сибирский кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище (1902) Николаевскую академию Генерального штаба (1912). Участник Русско-японской и Первой Мировой войн. В 1917 году - подполковник, начштаба 15-й пехотной дивизии. В Русской армии - начальник штаба 1-го Добровольческого корпуса, генерал-лейтенант. Эмигрировал в Галлиполи. Вернулся в Советскую Россию.

[Назад]

48.

См.: Минаков С.Т. За отворотом маршальской шинели. Орел, 1999. С.93-94.
[Назад]

49.

См.: Миронов С.С. Тайны гражданской войны. С.138.
[Назад]

50.

Батюшин Н.С. (1874-1957) - генерал-майор Генерального штаба, профессиональный разведчик, автор книги "Тайны военной разведки и борьба с ней" (София, 1939). Окончил астраханское реальное училище, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба (1899). Во время Русско-японской войны - помощник старшего адъютанта управления генерал-квартирмейстера2-й Маньчжурской армии. Перед Первой Мировой войной - старший адъютант штаба Варшавского военного округа, фактически возглавлял русскую разведывательную службу. Остается в этой должности во время войны. В декабре 1915 года - генерал-майор. В начале 1917 года назначен начальником комиссии по борьбе со шпионажем при штабе Северного фронта. С конца 1918 года в белом движении. Состоял при начальнике штаба Крымско-Азовской армии, затем в распоряжении штаба ВСЮР. В эмиграции жил в Белграде. Во время второй мировой войны выехал в Бельгию. Скончался в доме для престарелых.
[Назад]

51.

См.: Слащев Я.А.Белый Крым. 1920. М., 1990. С.185, 195-196.
[Назад]

52.

См.: Слащев Я.А.Белый Крым. 1920. М., 1990. С.198-199.
[Назад]

53.

См.: Слащев Я.А. Белый Крым. 1920. М., 1990. С.208.
[Назад]

54.

См.: Слащев Я.А.Белый Крым. 1920. М., 1990. С.117-118, 180.
[Назад]

55.

Слащев Я.А.Белый Крым. 1920. М., 1990. С.122.
[Назад]

56.

Главное действующее лицо в офицерском выступлении, ставившем своей целью немедленную замену А.И.Деникина П.Н.Врангелем. Для этого в феврале 1920 года под именем капитана Орлова создал отряд, но отказался подчиняться Я.А.Слащеву и А.И.Деникину. В марте 1920 года был настигнут и разбит войсками Я.А.Слащева в районе Сарбуз. Выступление "Орлова" было инспирировано князем Бебутовым, герцогом Лихтенштейнским и другими крайними монархистами. Хотя П.Н.Врангель открестился от связи с "капитаном Орловым", его уволили с должности и отправили в Константинополь.
[Назад]

57.

Шульгин В.В. Дни. 1920. М., Современник, 1989. С.307.
[Назад]

58.

Особняк описывается по книге: Шульгин В.В. Дни. 1920. М., Современник, 1989. С.460.
[Назад]

59.

фон Лампе А.А (1885-1967) - дворянин из остзейцев, принадлежал к старой "семеновской" фамилии (то есть его предки служили в лейб-гвардии Семеновском полку). После окончания Николаевского военного инженерного училища в 1904 году принял участие в Русско-японской войне. После окончания войны он в числе особо отличившихся офицеров переведен подпоручиком в Семеновский полк. В нем он оставался вплоть до 1914 года, когда он был прикомандирован к штабу 18-го армейского корпуса, в распоряжение генерала А.М.Зайончковского. В 1916 году произведен в чин капитана и назначен офицером для поручений. В течение всего 1918 года капитан А. фон Лампе занимался созданием подпольной разведывательной организации "Азбука" вместе с полковником Штейфоном и В.В.Шульгиным. С мая 1919 года полковник фон Лампе занял должность начальника оперативного отделения штаба Кавказской армии, которой командовал генерал П.Н.Врангель. С этого времени судьба бывшего семеновца связана с судьбой "черного барона", в штабе которого находился при всех перемещениях Врангеля. В эмиграции полковник фон Лампе был военным представителем Врангеля в Венгрии, Дании, Германии, а с 1924 года - начальником 2-го отдела РОВС.
[Назад]

60.

Кривошеин А.В. (1857-1921) - русский государственный деятель, министр финансов царского правительства, сподвижник П.А.Столыпина, член Государственного совета. После Октябрьской революции - один из организаторов "Правого центра", в сентябре 1918 года бежал в Киев. С конца 1919 года (после захвата Киева петлюровцами) бежал в Одессу и вошел в правительство барона Врангеля. В 1920 году председатель Правительства юга России. В ноябре 1921 года эмигрировал в Константинополь.
[Назад]

61.

Драгомиров А.М (1868-1956) - из дворян, окончил Пажеский корпус (1887), Николаевскую академию Генерального штаба (1893). Участник Первой Мировой войны, последний чин и должность в 1917 году - генерал от кавалерии, Главнокомандующий армиями Северного фронта. Первый председатель Особого совещания при А.И.Деникине, командующий группой войск в районе Киева и главноначальствующий киевской областью. В эмиграции активный деятель РОВС.
[Назад]

62.

Бернацкий М.В.- известный финансовый деятель России, член кадетской партии, в годы гражданской войны - министр финансов в правительствах А.И.Деникина и П.Н.Врангеля. Умер в эмиграции.
[Назад]

63.

Юзефович Я.Д. (1872-1929) участник Первой Мировой войны, генерал-лейтенант, начштаба Кавказской армии. С 30 мая 1920 года - инспектор кавалерии Русской армии в Крыму. "Единственный талантливый при Врангеле человек" (Я.Слащев).
[Назад]

64.

Улагай С.Г (1875-1947) генерал-лейтенант, в сентябре 1917 года арестован по делу генерала Корнилова, в конце 1917 года организовал казачий партизанский отряд "пластунский батальон полковника Улагая". В начале 1920 года принял от генерала А.Г.Шкуро командование Кубанской армией, которую отвел в район Туапсе-Сочи. 8 апреля 1920 года отозван в распоряжение главнокомандующего. В конце июля 1920 года генерал С.Улагай назначен командующим десантом на Кубань. Удачно высадившись 5 августа на берегу у станицы Приморско-Ахтырской, быстро продвигался к Екатеринбургу. Но 15 августа, опасаясь окружения, дал приказ об отходе. Обвинен в трусости и измене, и отчислен из армии.
[Назад]

65.

Шульгин В.В. Дни. 1920. М., Современник, 1989. С.457.
[Назад]

66.

Печатается по: Миронов С.С. Тайны гражданской войны. С.139.
[Назад]

67.

См.: Гражданская война в СССР. Т.2 М.: Военное издательство. 1986. С.295.
[Назад]

68.

Барбович И.Г. (1874-1947) - участник Русско-японской и Первой Мировой войны, полковник. В Добровольческой армии с января 1919 года, генерал-майор. В марте 1920 года прикрывал отход остатков Добровольческой армии к Новороссийску. В кРыму сменил Юзефовича на посту инспектора кавалерии, генерал-лейтенант. С 1020 года -Барбович - герой борьбы с Махно, вечный недоброжелатель и соперник Слащева.
[Назад]

69.

Э.П.Гильбах (1880 - ?) - из дворян, окончил 1-й кадетский корпус, Павловское военное училище (1900), участник Первой мировой войны, подполковник, командир батальона. Служил в 3-м (Крымском) корпусе генерала Я.А.Слащова. В 1920 году начальник гарнизона и военный комендант Симферополя, участвовал в подавлении выступления "капитана Орлова". Снят генералом А.П.Кутеповым с должности как ставленник Слащева. В ноябре 1921 года вместе со Слащевым вернулся в Советскую Россию.
[Назад]

70.

Ю.К.Гревицкий (1882- ?) - из мещан, окончил Новгород-Северское двухклассное городское училище, Чугуевское юнкерское училище (1902) Участник Русско-японской и Первой Мировой войн. В 1917 году - полковник, командир 428-го пехотного Лодейнопольского полка, В Добровольческой армии - командир полка, в Русской армии - начальник Марковской дивизии, генерал-майор. Вместе с дивизией эвакуировался в Галлиполи. В 1922 вернулся в Советскую Россию.
[Назад]

71.

В.В.Манштейн (1894-1928) - из семьи обрусевших немцев, кадровый военный, в белой армии - генерал-майор. 4 марта 1918 года капитаном вступил в отряд Дроздовского. В конце Второго Кубанского похода командовал батальоном. 15 мая 1919 года произведен в полковники.. В 1920 тяжело ранен (потерял руку). Несмотря на это, остался в строю и возглавил 3-й офицерский стрелковый полк Дроздовской дивизии За бои в Северной Таври летом 1920 года был произведен П.Н.Врангелем в генерал-майоры. В эмиграции жил в Болгарии, очень нуждался. Покончил жизнь самоубийством.
[Назад]

72.

Ф.Ф.Абрамов (1870-1963) командир донского корпуса во время боев в Северной Таври летом и осенью 1920 года.

[Назад]

73.

В.М.Ткачев (1881- ?) из дворян Войска Кубанского, окончил Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище, офицерскую школу авиации со званием "военный летчик". Участник Первой мировой войны. В 1917 году - полковник, и.д.начальника Полевого управления авиации воздухоплавания при штабе Верховного Главнокомандующего. Начальник авиации Русской армии генерала П.Н.Врангеля в Крыму. Эмигрировал в Югославию. После Второй Мировой войны вернулся в СССР и проживал в станице Келермесской. Автор воспоминаний о создании русской авиации.

[Назад]

74.

Печатается по: Миронов С.С. Тайны гражданской войны. С.138.
[Назад]

75.

Документ создан по аналогии с другими обращениями В.И.Ленина: "Все на борьбу с Колчаком", "Все на борьбу с Деникиным".
[Назад]

76.

Цит. По: Переслегин Б.С. План Шлиффена.
[Назад]

77.

Документ создан по аналогии с другими документами эпохи.
[Назад]

78.

Гумилев Н.С. В огненном столпе. М., 1991. С.102-103.
[Назад]

79.

Печатается по: Тухачевский М. Поход на Вислу. Пилсудский Ю.Война 1920 года. М., 1992.
[Назад]

80.

Печатается по: Вестник НКИД. 1921. № 3-4. С.59.
[Назад]

81.

Печатается по: Volkischer Beobachter. 1921. 1 Januar.
[Назад]

82.

Документ создан по аналогии с другими выступлениями Клары Цеткин в Рейхстаге и перед рабочими.
[Назад]

83.

В текущей реальности лейтенант Сальвель провалился в 1922 году и был осужден за шпионаж к расстрелу, но освобожден по настоятельной просьбе Эдуарда Гаррио. (См.: Фалиго Р., Коффер Р. Всемирная история разведывательных служб. М., 1997. Т.1. С.185.). Но в измененной реальности его судьба мало занимает автора.
[Назад]

84.

Лейбористы.
[Назад]

85.

См.: Миронов С.С. Тайны гражданской войны. М., Вече, 2005. С.315
[Назад]

86.

См.: Рубинштейн Н. Советская Россия и капиталистические государства в годы перехода от войны к миру. М.: Политиздат, 1948. С.45-46
[Назад]

87.

См.: Рубинштейн Н. Советская Россия и капиталистические государства в годы перехода от войны к миру. М.: Политиздат, 1948. С.45
[Назад]

88.

См.: Рубинштейн Н. Советская Россия и капиталистические государства в годы перехода от войны к миру. М.: Политиздат, 1948. С.47
[Назад]

89.

См.: Рубинштейн Н. Советская Россия и капиталистические государства в годы перехода от войны к миру. М.: Политиздат, 1948. С.43
[Назад]

90.

Жомини Антуан Анри (1779-1869) - по происхождению швейцарец, военный теоретик и историк. В 1805-1813 году служил в штабе Наполеона, затем перешел на русскую службу и состоял при штабе Александра I. Основатель Российской академии Генерального штаба. Автор работ о полководческом искусстве Наполеона.
[Назад]

91.

Текст документа подвергся изменениям по сравнению с оригиналом, опубликованном в: Кронштадт. 1921. Документы.// Под ред. А.Н.Яковлева. М., 1997. С.24-25.
[Назад]

92.

Печатается по: Кронштадт. 1921. Документы.// Под ред. А.Н.Яковлева. М., 1997. С.22.

[Назад]

93.

Печатается по: Кронштадт. 1921. Документы.// Под ред. А.Н.Яковлева. М., 1997. С.59.
[Назад]

94.

Печатается по: Кронштадт. 1921. Документы.// Под ред. А.Н.Яковлева. М., 1997. С.69.
[Назад]

95.

Печатается по: Кронштадт. 1921. Документы.// Под ред. А.Н.Яковлева. М., 1997. С.218-219.
[Назад]

96.

Какурин Н.Е. (1883-1936), из орловских дворян, полковник Генерального штаба. Родился в Орле, в семье полковника Е.Н.Какурина, начальника штаба 36-й пехотной Орловской дивизии. После окончания Житомирской гимназии а затем Михайловского артиллерийского училища Н.Какурин с 1904 года начал службу подпоручиком, В 1910 году он закончил академию Генерального штаба и продолжил военную карьеру на штабных и строевых должностях. Участвовал в Первой мировой войне. Н.Е.Какурин крайне отрицательно отнесся к захвату большевиками власти, и воевал с ними в составе так называемой Галицийской армии. После поражения белых на Украине в 1919 году Какурин в составе части Галицийской армии перешел на сторону красных, и оказался в распоряжении начальника Всероглавштаба. 14 июля 1920 года он был направлен на Западный фронт. М.Н.Тухачевский, оценивший оперативные способности Какурина, делает его своим вторым помощником. Особенно сблизились они в период подавления Тамбовского восстания.
[Назад]

© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service